24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в Пукальпа

24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в

На борту находилось 92 человека, из них 6 членов экипажа и 86 пассажиров, включая 17-летнюю Джулиану Кёпке и её мать, летевших в гости к отцу Джулианы на рождественские каникулы.После успешного взлёта самолёт занял высоту 6400 метров и взял курс на Пукальпе. На маршруте находился грозовой фронт, но пилоты не стали менять направление. В 12:36 в правое крыло самолёта ударила молния и вызвала пожар в топливном баке. Из-за сильного огня крыло вскоре отделилось, воздушное судно потеряло управление и разрушаясь упало с 3200 метров (10 тысяч футов) в тропический лес.
Вспоминает Джулиана:
«Я помню эффектный и очень близкий пейзаж, просветы и облака давали разглядеть сквозь них постоянный цвет джунглей. Зеленые, неподвижные заросли, словно мягкая и плотная губка, не позволяли догадаться о высоте над землёй. Все было гармоничным, красивым и соответствовало моему радостному чувству от наступающих каникул. Моей маме нравилась моя улыбка, и она держала свою руку на моей руке. С нею, сидевшей слева от меня, и с прекрасными видами в иллюминаторе с правой стороны, я чувствовала себя могущественной и счастливой, как королева».
«Понемногу просветы становились меньше, а облака приобретали сероватый оттенок. Движение самолёта превратилось в качели и болтанку в ритме от все более рваных проходов в облаках. Яркий свет, лившийся в мой иллюминатор, потускнел, бросив тень на лицо нашей соседки, разволновавшейся и запаниковавшей с тех пор, как мы вылетели из Лимы.
Это была огромная буря, небо стало полностью черным. Надо было как можно скорее возвращаться в Лиму или менять курс, но так как это было Рождество, то все хотели поскорее оказаться вместе со своими семьями. Разумеется, и пилот думал так же, стремясь, во чтобы-то ни стало, лететь сквозь бурю и грозу. Но мог ли это выдержать самолёт Мы летели четверть часа, продираясь сквозь гигантские облака. Самолет ужасно трясло и все вещи падали с багажных полок. Я сильно сжала руку моей матери.
Весь дальнейший полёт проходил в маленьких встрясках и будто в ударах мокрым бичом. Неожиданно, заглушив человеческие голоса в металлической трубе, в салон проникли гротескные звуки двигателей. Как будто какие-то грузчики изрыгали ругательства и с грохотом роняли подносы с яствами сочельника на наши головы. Сквозь свисты и не поддающиеся описанию скрипы, прозвучали слова командира лайнера, голос которого к тому времени показался божественным: «Мы сообщаем господам пассажирам о том, что зона воздушных волн, которые мы пересекаем, вызвана сильной грозой на Амазонской сельве. Пристегните ремни …»
Салон среагировал вздохом облегчения, и уже спокойней относился к все более внезапным движениям машины. Я неотрывно смотрела на двигатель, как на воображаемое средство защиты при отсутствии физической опоры. Холодная влажность руки моей матери выдавала её волнение.
С этого момента, моё путешествие превратилось в приключение всей моей жизни, когда огромный и ослепительный свет пронзил пропеллер, который я созерцала. Самолет мгновенно лопнул и, развалившись на части, начал падать, влекомый теперь только вездесущей силой тяжести».
Место падения находилось в 20 минутах полёта от Пукальпе. Вскоре началась спасательная операция, но дождь предотвратил развитие пожара на земле, а кроны тропических деревьев скрыли обломки. Поэтому с воздуха поисковые экспедиции не смогли обнаружить самолёт.
«Всё происходило как будто в замедленном действии, но стремительно в своём развитии. Самолет разорвался на две части, и мне показалось, что я участвую в скачках. Я сидела в хвостовой части самолёта, и из-за моментов невесомости меня сопровождало чувство головокружения в необозримой бездне вокруг нас. Моя мать вынуждено отпустила мою руку, чтобы уже больше никогда не прикоснуться ко мне. Меня выкинуло из самолёта в открытое пространство. Ужасающий звук турбин, которые сейчас удалялись, время прощания с этим миром и сильный запах распылённого топлива, не мешали мне ощущать странное торжество даже незадолго до падения. Меня ждали 2000 метров свободного падения перед тем, как упасть на мой зелёный ковёр. Вдруг вокруг меня воцарилась удивительная тишина. Самолёт исчез. Должно быть, я была без сознания, а затем пришла в себя. Я летела, крутясь в воздухе, и могла видеть стремительно приближающийся подо мной лес. Возможно, я выжила из-за того, что я была пристёгнута к ряду сидений. Я вращалась как вертолет, что возможно замедлило падение. Кроме того, место, куда я упала, было густо покрыто растительностью, что уменьшило силу удара».
Джулиана была пристёгнута к сиденью, когда оно вылетело из фюзеляжа, что спасло ей жизнь. Согласно последующему исследованию, центр тяжести соединенного пассажира — сиденья определил защитное положение в течение падения в очень густой и плотной растительности двухкилометрового склона под самолетом. Наклон горы сгладил траекторию падения (эффект трамплинных лыж) и сиденье стало щитом, ослабившим удары о ветви деревьев.
Во время падения Джулиана заработала множество порезов, сломанную ключицу, разрыв подколенной связки, сотрясение мозга. Ее положение осложнилось тем, что она потеряла очки, а один глаз совсем не видел из-за опухоли после сильного ушиба правой стороны лица. Сила травм была такова, что в сознание она смогла прийти только день спустя.
«Я проснулась под сиденьем, и началось другое путешествие, на этот раз в ад. Мне это казалось ночным кошмаром, и я вновь засыпала на короткие мгновения. Вторую половину дня после аварии и первую ночь я провела почти без сознания под сиденьем, там где «приземлилась». Когда я поверила в то, что пришла в себя, меня подавила реальность. С деревьев свешивались железо, сидения, одежда и чемоданы, всё было разбросано по сельве. Был дым и потрескивание от горения, рассеянного по лесу, покуда густота джунглей позволяла видеть. Я была одинокой, очень одинокой и в полном смятении. Мне было 17 лет.
Мне нужно было время, чтобы прийти в себя физически и умственно при всей моей новой тревоге. Оглушенная и очень плохо себя чувствующая, я заключила, что у меня не было больших ран, лёгкая резь в ноге и в глазу, и сильная боль в ключице и колене. Это мне не помешало избавиться от пристёгнутого к сидению ремня, чтобы встать. Я начала искать маму, но так и не смогла ее найти*. Единственно кого мне удалось обнаружить – три тела, сидевшие по-прежнему в тройном сиденье. Они врезались головой в землю, на поверхности торчали ноги. Я не знала, что делать. Немного успокоившись, с помощью палки я смогла осмотреть их и поняла, что среди них нет мамы – она никогда не красила ногти».
Как позже было установлено в ходе расследования на тот момент в живых оставалось полтора десятка человек раскиданных по тропическим джунглям. К сожалению все без исключения погибли от полученных травм до прибытия на место спасателей. Девочка видела в небе над собой поисковые самолеты, но она не смогла найти способа дать о себе знать, а место катастрофы на земле оставалось незамеченным, из-за того, что после падения не произошел взрыв самолета или пожар. На 4 день после крушения она принимает решение не ждать больше помощи, а самостоятельно выходить из зоны падения и искать людей, которые смогут оказать ей помощь.
Используя знания о способах выживания человека в условиях тропических джунглей, которым научил её отец, девушка выдвинулась на поиски жилья человека. В упавшем багаже ей удалось найти всего несколько конфет, ставшие ее основным рационом питания. Она выбрала направление движения вдоль русла пробегавшего мимо ручья, разумно пологая, что ручей впадает в большую реку, которая приведет её к людям. Но это оказалась не так-то просто. Большую реку она все-таки нашла, но она тогда была совершенно не заселена людьми. Тем временем раны у неё зачервивели (мухи отложили личинки, которые залезли глубоко в плоть), и самолеты её не видели, карамельки давно кончились, силы были на исходе, хоть она уже и не шла, а плыла в середине реки по течению. Что любопытно, всё это время она не чувствовала боли, раны у нее не отекали, температуры не было, эмоционально она тоже была в шоке (она не знала, что стало с её матерью, которая тоже была с ней в самолёте); потом выяснилось, что она еще и связку в колене порвала, но тогда и не поняла этого — это обнаружил позже немецкий врач. И потом она тяжело заболела гепатитом, напившись той грязной воды ( гепатит обнаружился позже, уже в Германии).
Только спустя 10 дней после аварии она вышла к пустой хижине лесорубов, где наткнулась на привязанную лодку. Джулиана легла под навес и осталась ждать людей, справедливо полагая, что они обязательно должны вернуться за лодкой. На следующий день ее предположения подтвердились. К хижине вышли местные жители, занимавшиеся здесь рубкой леса, которые оказали ей помощь и перевязали раны.
«Сначала они сильно испугались, но увидев, что я едва могу двигаться, обессилившую от голода, кожа в лоскутах и совершенно промокшую, они приняли меня за богиню воды — мифологическое существо, населяющую легенды и мифы местных индейцев. Я сказала им, что осталась в живых после крушения самолета. Они отнеслись ко мне, как к богине, оказывая первую помощь, накормив, и согрев меня… С помощью керосина они извлекли из меня часть личинок «мухи-винта». Через 10 часов сплава вниз по реке в их каноэ, мы достигли местечка Турнависта, где мне сделали первую инъекцию антибиотиков и извлекли более 70 червей, спрятавшихся под моей кожей. Отсюда меня перевезли на самолёте в Пукальпа в миссионерский госпиталь, где я провела три длинные недели выздоровления. Там я встретилась со своим отцом. Это была встреча, полная слёз и волнения.»
Люди, занимающиеся поиском места крушения, смогли найти место падения авиарейса по данному ей описанию только, спустя 2 суток после ее прибытия город.
Судьба Джулианы Маргарет Кёпке послужила основой для нескольких документальных фильмов, статей в журналах.
То, что девочка смогла выжить в авиакатастрофе – чудо. Но то, что она смогла, невзирая на полученные травмы, найти в себе силы двигаться дальше – это сила духа. А то, что она понимала, как нужно передвигаться по джунглям, куда идти и чего реально опасаться – это уже навыки, полученные от отца, не понаслышке знакомого с наукой выживания. Так что учите своих детей полезным вещам – мало ли, что с ними может случиться.

24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в

24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в

24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в

24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в

24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в

24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в

0 thoughts on “24 декабря 1971 года турбовинтовой самолёт авиакомпании LANSA Lockheed L-188 Electra вылетел из Международного аэропорта Лима Хорхе Чавес направляясь в город Икитос, с промежуточной посадкой в Пукальпа

Добавить комментарий