«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном»

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

Но вряд ли все слушатели знают о том, что посвящена она одной из самых страшных российских тюрем, именуемой «Белый лебедь». Расположена эта колония особого режима для отбывающих пожизненное заключение в городе Соликамске Пермского края.Страсть матерых уголовников к «слезоточивой» романтике известна давно. Одним из ее проявлений можно считать и неофициальные, «народные» названия, данные наиболее жестким, если не сказать жестоким, заведениям российской пенитенциарной системы — колониям особого режима «Черный дельфин» в Соль-Илецке под Оренбургом, «Черный беркут» в Ивделе Свердловской области и «Белый лебедь» в Соликамске Пермского края.
Последняя из них появилась на свет в январе 1938 года как комендантский лагерный пункт Усольского исправительного трудового лагеря НКВД СССР с пересыльным пунктом, став частью огромного советского ГУЛАГа. И со временем трансформировалась в большую тюрьму в основном для политических заключенных и священнослужителей. Одним из наиболее известных арестантов будущего «Белого лебедя» был депортированный в СССР в 1941 году рижский профессор теологии и бывший министр образования Латвии Людвиг Адамович. В этой же тюрьме Адамовича через два года и расстреляли.
Политической Соликамская тюрьма перестала быть после смерти Сталина, в 1955 году. Всех осужденных по 58-й статье перевели тогда в Мордовию, а в «Белый лебедь» начали направлять наиболее опасных уголовников-рецидивистов со всей страны. В 1980 году тюрьма разделилась на две части — транзитно-пересыльный пункт и так называемый ЕКПТ (Единое помещение камерного типа), в котором содержались нарушители режима и «воры в законе».
В 1999 году на базе ЕКПТ создана быстро ставшая знаменитой ВК-240/2 или ИК-2 ГУФСИН России, в которой с тех пор содержатся преступники, приговоренные к пожизненному заключению и не имеющие шансов выйти на свободу. Она же — печально знаменитый «Белый лебедь». Любопытно, что строили тюрьму в свое время за пределами города, но за 70 с лишним лет она постепенно переместилась в центр Соликамска. Став, вместе с расположенной рядом колонией строгого режима, одной из главных городских достопримечательностей.
Предметом особой гордости сотрудников «Белого лебедя» является тот факт, что за всю его историю была совершена всего одна попытка побега, да и то неудачная. В 1992 году заключенные ЕКПТ Шафранов и Таранюк сумели раздобыть несколько гранат, с которыми прорвались в кабинет начальника колонии Мякишева и потребовали машину с возможностью свободного выезда. Разговор получился недолгим — спустя всего несколько минут Таранюк был застрелен, а Шафранова, которому при взрыве гранаты оторвало ноги, схватили и позднее приговорили к смертной казни. Но самое любопытное во всей истории то, что спустя пять лет смертный приговор Шафранову заменили на 12 лет колонии, и он все же смог выйти на свободу, став впоследствии евангелистским проповедником.
Существует множество версий относительно того, почему символом и даже распространенным названием одной из самых страшных тюрем страны стала красивая и гордая птица белого цвета. Столь непохожая на полосатую униформу заключенных в ней преступников, убивших множество людей. Фигурки и изображения белого лебедя в этой тюрьме буквально повсюду — на крыше и стенах, в виде памятника в тюремном дворе и даже сувенирной продукции в соседнем магазине.
Основными из версий считаются четыре.
1. Соликамская тюрьма оказалась последним жизненным пристанищем для многих «воров в законе». В ней они теряли свои привилегии и, прощаясь с жизнью, исполняли своего рода лебединую песню одиночества и тоски.
2. Тюрьма возводилась на лесной поляне под названием «Белый лебедь».
3. Здание построено из белого кирпича, а внутренние дорожки напоминают очертания лебедя.
4. Поза «лебедя» (наклон почти на 90 градусов и замкнутые за спиной руки) — единственный способ перемещения заключенных по территории вне камеры.
Говорят, что количество так называемых посадочных мест в тюрьме составляет около 500, но заполнена она на 60%. Тем не менее, в камерах убийцы и маньяки сидят не по одному, как в тюрьмах при царском режиме, а по двое или трое. Причем соседей заключенным подбирают по рекомендации тюремного психолога. Известен даже почти фантасмагорический случай, когда пробывшего в Соликамске примерно полгода чеченского террориста Салмана Радуева поселили с бывшим противником на войне — офицером спецназа. И они не только даже не подрались, но и очень мирно общались. До тех пор, пока бывший сотрудник Чечено-Ингушского республиканского комитета ВЛКСМ и член КПСС Радуев не умер в тюремной больнице своей смертью.
К слову, знающие люди также утверждают, что средний срок, который обычный человек может выдержать в таком заключении, составляет всего семь лет.Экс-полевой командир Салман Радуев — не единственный заключенный «Белого лебедя», чье имя знают и помнят многие и вне его стен. Именно здесь умер знаменитый криминальный авторитет по кличке Вася Бриллиант (Бабушкин). А в списки нынешнего особо опасного контингента внесены бывший московский юрист Дмитрий Виноградов, расстрелявший своих коллег в офисе одного из аптечных управлений; бывший член Совета Федерации РФ от Башкортостана Игорь Изместьев; бывший помощник петербургского мэра Анатолия Собчака и депутат Законодательного собрания города, причем избранный в него во время пребывания в следственном изоляторе Юрий Шутов; один из первых в стране «черных риелтеров» по прозвищу «Санитар Ельцина» Александр Мурылев; «Каменский Чикатило» Роман Бурцев; организаторы взрывов 1999 года в жилых домах Москвы и Волгодонска с сотнями жертв Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов.
Первое, что бросается в глаза сразу при входе в колонию (после сложной системы охраны, естественно) это идеальная чистота.
Во время прогулок за осужденными наблюдает сотрудник колонии, который находится на верхнем ярусе.
В камерах для «пожизненников» сидят по три человека.
Внутри есть санузел, умывальник и зеркало, которое вмонтировано в бетонную стену, поэтому разбить или снять его невозможно.
Внутри каждой камеры установлены телевизоры. Несколько раз в день, в определенное время в камеры подается электричество. Воспитательный отдел исправительного учреждения самостоятельно составляет план просмотра телепрограмм на неделю с учетом того, что может быть интересно и полезно пожизненно осужденным.
Те, кто отбывает пожизненный срок, после 10 лет «отсидки» может общаться с близкими родственниками. На этаже стоит телефон. На разговоры с близкими осужденному отводится 15 минут в день. Разрешается также читать определенную литературу.
Когда заканчивается жизнь арестанта, если у него остались на воле родственники, им отправляется телеграмма-уведомление. В трехдневный период они могут забрать тело или подтвердить обратным сообщением, что будут сами осуществлять погребение. Если этого не будет сделано, то умершего осужденного хоронят на городском кладбище. Родственники, однако, могут после погребения перезахоронить тело.

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном» Но вряд ли все

0 thoughts on “«А белый лебедь на пруду…», — песня с этими лирическими словами часто исполняется в эфире радиостанций, не брезгующих так называемой блатной музыкой, тактично именуемой «шансоном»

  • 18.09.2021 в 19:30
    Permalink

    В 1947 году Михаил Танич, прошедший войну, сказал в дружеской компании о том, что в Германии дороги и радиоприемники лучше, чем в СССР. Один из «друзей» донес куда следует, и Танича посадили на шесть лет за «антисоветскую агитацию». 
    Он отсидел от звонка до звонка, освободился, написал множество веселых и жизнеутверждающих стихов. Но воспоминания о годах, проведенных на лесоповале, его не отпускали. Хотелось выразить это в стихах, а еще лучше – в песнях. 
    В конце 80-х Михаил Исаевич написал несколько текстов для будущих композиций, среди которых была песня «Я куплю тебе дом». Сочиняя эти стихи, Танич мысленно представлял типаж исполнителя, похожего на Валерия Приёмыхова в фильме «Холодное лето пятьдесят третьего»: худой, жилистый, мрачный, попавший в чрезвычайные обстоятельства, но не озлобленный человек. 
    Музыку к циклу написал один очень известный композитор, чье имя Михаил Исаевич, однако, так и не раскрыл, потому что сочиненные им мелодии совершенно не соответствовали замыслу поэта. Замысел пришлось на некоторое время отложить, но вскоре Танича познакомили с Сергеем Коржуковым – неизвестным, но талантливым музыкантом и мелодистом. 
    Они сразу нашли общий язык, а Коржуков настолько верно уловил настроение, что стихи Михаила Исаевича превратились в пронзительные песни. «Я куплю тебе дом» – одна из композиций, которые Танич и Коржуков сочинили… по телефону. Поэт любил творить в Юрмале, оттуда он звонил и диктовал тексты Сергею. 
    Как правило, тот довольно быстро перезванивал – уже с готовой мелодией. Таким образом, цикл почти сложился – оставалось только найти исполнителя. Танич думал о Кальянове, Лепсе, хотел звонить Приёмыхову, а потом решил доверить исполнение Сергею Коржукову. И тот оказался невероятно органичен в этой роли. «Я куплю тебе дом» и еще несколько других композиций были записаны и показаны по телевидению. 
    По словам Михаила Исаевича, Коржуков не попадал в фонограмму, был страшно зажат и неубедителен, однако на следующий же день Танич получил более 30 звонков с вопросами, требованиями и конкретными предложениями по поводу создания группы. Вскоре после этого были набраны «первые попавшиеся музыканты» (формулировка Танича), придумано название «Лесоповал» – и началась концертная деятельность.
    «Я куплю тебе дом» – главную жемчужину раннего репертуара группы – почти никто не знал по названию, для большинства эта песня именуется «А белый лебедь на пруду…». Ее припев – образец прекрасного сочетания стихов и музыки, рефрен невозможно забыть, даже если его услышать не более одного раза. 
    В песне, кстати, нет никаких лагерных образов, это история человека, мечтающего, как он будет жить с любимой, когда вернется… Откуда? Несложно догадаться, хотя ничто в тексте на это прямо не указывает. Коржуков с Таничем сочинили еще несколько десятков песен, записали четыре альбома. Сергей мечтал о доме в Подмосковье, правда не с прудом, а с бассейном. 

Добавить комментарий