БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 1 часть.

БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 1 часть. //Блокадный дневник 16-летнего школьника Миши, жившего с семьей в Ленинграде на улице Достоевского, рядом с Кузнечным рынком. Дневник он

//Блокадный дневник 16-летнего школьника Миши, жившего с семьей в Ленинграде на улице Достоевского, рядом с Кузнечным рынком. Дневник он вёл с 8 декабря до 18 мая, когда был убит осколком снаряда, попавшим в висок, во время очередного артналёта на город.//
Ленинград. 8 декабря 1941 г. Начинаю этот дневник вечером 8 декабря. Порог настоящей зимы. До этого времени было еще малоснежие и морозы были слабые, но вчера, после -15-ой подготовки утром ударил мороз в -23. Сегодня держится на -16, сильно метет весь день. Снег мелкий, неприятный и частый, пути замело, трамваи из-за этого не ходят. У меня в школе было только 3 урока. <...>
Так как дневник начинает писаться не только не с начала войны, но
с середины обычного месяца, необходимо сделать краткий перечень всего интересного, что произошло у нас и как мы живем в данный момент.
Ленинград в кольце блокады; часто бомбардировался, обстреливался из орудий. Топлива не хватает: школа, например, отапливаться углем не будет. Сидим на 125 гр. хлеба в день, в месяц мы получаем (каждый) примерно около 400 гр. крупы, немного конфет, масла. У рабочих положение немного лучше. Учимся в бомбоубежище школы, т. к. окна (из-за снаряда) забиты фанерой и собачий холод в классах. Дома живем в одной комнате (для тепла). Едим 2 раза в день: утром и вечером. Каждый раз суп с хряпой или чем-нибудь другим (довольно жидкий), какао — утром, кофе вечером. До последнего времени пекли лепешки и варили изредка каши из дуранды (теперь она кончается). Закупили около 5 кг столярного клея; варим из него желе (плитка на 1 раз)
с лавр. листом и едим с горчицей. <...>
9/XII. Пятнадцатиградусный мороз без сильного ветра, снега нет. Трамваи после вчерашних заносов не ходят. Целый день с утра до вечера идет отдаленная стрельба. Ребятам в школе дали без карточек (а возможно, будут давать и впредь) жиденького супа. Все-таки это что-нибудь да значит. Днем у нас с 10 до 5 часов света нет, самые неприятные последние часы — темно. Сегодня перетащили со двора дрова, которые легче всего стянуть. Днем поели клею, попили горячего кофе с хлебом, с салом, полусухарем и галетиной. Всего, конечно, минимальное количество, но все же это из ряда вон выходящее событие. Вечером думаем шить варежки. Спать лягу часов в 8.
10/XII. Погода все та же. В 6 часов утра мама ходила в очередь за конфетами. Но безуспешно. Вернувшись, сообщила радостную новость: нашими войсками взят снова Тихвин. Приподнятое настроение. Мама сшила первую пару варежек. Замечательные: просторные и теплые. Сегодня сварили суп на два дня из 10 картошек (2 кастрюли), кружки бобов, чуть-чуть лапши и по кусочку мясных консервов. Это уже третий двухдневный картофельный суп (после капусты кажется замечательно вкусным). Послезавтра снова капуста. Это последняя и уже неполная бочечка. Клея по городу нет. При случае запасем еще. Пока он идет у нас замечательно с разными острыми приправами.
Затоплен камин. Сейчас будем греться, пить кофе, читать вслух. Настроение бодрое. Ждем газет с подробностями о боях за Тихвин. Дневник я теперь пишу как только дают свет, т. е. после 5 часов.
11/XII. Сегодня еще радостная весть: наши войска взяли Елец. Потери немцев — 12 000 убитыми и ранеными, 90 орудий и т. д. На Тихом океане заваривается страшная каша. Япония действует вовсю. В школе было из-за холода 4 урока. Вероятно так будет и впредь. Собрались все дома до 2-х часов. Поэтому согрелись чаем. Выдано по сухарю и галетине. Обедать сегодня будем позднее. Вокруг упорные, но по-моему ложные слухи о прибавке хлеба. Идут разговоры об эвакуации через лед Ладожского озера. Кто говорит, идти пешком 200 км, кто — 250 км. На вторую декаду выдадут еще понемногу столового масла. Если удастся получить — замечательно.
12/XII. Мама получила за первую декаду месяца 800 гр. черных макарон. Сразу же разделили их на 10 частей. Выходит — по неполной чайной чашке на кастрюлю супа. Суп сегодня уже варили с капустой. Папа сегодня ушел в школу на ночное дежурство.
Вообще все мы страшно похудели, в ногах и теле слабость, которая особенно чувствуется после пилки дров (даже очень непродолжительной), ходьбы и т. д.
Тело все время зябнет, пустяковые царапины и ожоги не заживают очень продолжительное время.
Уроки стараюсь приготовлять в школе, раньше ложиться спать.
13/XII. Газет еще нет, но сводка, кажется, хорошая. 2<-е> наступление немцев на Москву провалилось, с огромными для них потерями. Гитлер бесится, юлит, старается придумать хоть какое-нибудь объяснение провала “молниеносной войны”. <...>
Сегодня начали подготовку к 20 числу: отрезали часть от 2-дневной получки хлеба. Так что к дню моего рождения каждый получит на пиру по такой добавке.
14/XII. В городе заметно повысилась смертность: гробы (дощатые, как попало сколоченные) везут на саночках в очень большом количестве. Изредка можно встретить тело без гроба, закутанное в саван.
15/XII. С некоторых пор все замечают, что у меня опухает лицо. Думаю поэтому как можно больше уменьшить себе порцию воды. Вообще об опухании: по городу эта болезнь очень сильно распространена. Опухание начинается с ног, переходит на тело; многие умирают. Еще раз подчеркиваю громадную смертность среди населения. Возвращаясь из школы, можно встретить до 10 гробов.
18/XII. <...> Капуста идет к концу — осталось всего полбоченочка. Потом как-нибудь будем выкручиваться.
Все мы ждем не дождемся прорыва кольца блокады, а отсюда и улучшения положения населения. Все в очередях, на улице почему-то уверены, что это последний тяжелый месяц.
19/XII. Канун моего дня рождения. День после школы занят усиленной работой: пилим дрова, колем и таскаем в комнаты. Перед работой подкрепились остатками черных сухарей и кусочками сала с какао. Для истощенного организма работа кажется страшно тяжелой, руки быстро устают. Так или иначе, но в общем напилили довольно много дров. Остальные сложили плотным штабелем и забили досками (против воров).
Скоро будем обедать. Это не вредно, т. к. голод дает себя чувствовать, да и все тело ломит от усталости. Потом затопим камин, вымоем головы и ноги, сменим белье. На завтра мама достала за 10 пачек папирос маленький кусочек дуранды (дорого!). Из него и из бобов она устроит праздничную кашу. Отрезали сегодня последний (4) пай в фонд завтрашнего пира.
Немцы вспомнили о нас: вчера был короткий, но очень интенсивный обстрел, кажется, Куйбышевского р-на. Сегодня тоже кого-то обстреливали.
20/XII. Запишу о празднике немного. Он еще впереди.
Сейчас варится торжественный обед.
В школе сегодня много работали, я по уборке снега (2 часа), папа по разборке дома на дрова для школы. Потом я и еще некоторые ребята поехали на завод за буржуйками для школы и учителей. Завод — у Волкова кладбища. Большое “оживление”, масса гробов… По дороге видели неубранный труп на улице… Все это производит очень тяжелое впечатление. Привезли к школе 5 печурок. Потом, погрузив на санки одну, оставленную для папы, поехали втроем домой. Мама страшно обрадовалась: печурка чугунная, цилиндрическая, вес приблизит. 4—4,5 пуда. Приладили к ней самоварную трубу, затопили. Результат великолепный. В комнате сразу стало теплее. У мамы тоже удача: она достала 1200 гр. бомбошек.1 Сейчас это очень выгодные конфеты.
21/XII. День рождения прошел вчера великолепно. Я получил замечательный коллективный подарок: альбом для рисования и великолепно изданную книгу “Античное и новое искусство” с замечательными репродукциями творений великих мастеров. Потом начался обед, состоявший из двух тарелок густого супа с капустой, каши из разваренных бобов сои с лапшой (кажется, никогда не ел такой вкусной!), кофе. К кофе было выдано по кусочку вареной почки, тресковых консервов, хлеба, меда. Из всего этого каждый состряпал десяток миниатюрных бутербродов и с наслаждением, медленно, съел. Кроме того ко сну мама выдала по нескольку конфет. Организм почувствовал сытость!
23/XII. Снова небольшое похолодание. На улицах скользко. С фронта новых вестей нет, по школам собираются ставить отметки за “I полугодие”. В теле слабость. Единственное что утешает — это надежда на скорое улучшение.
Комнатные условия в климатическом отношении благодаря печурке просто замечательные. Топим ее каждый день, суп варим тоже на день.
Очень беспокоит вопрос с продуктами: почти ничего не получено, а началась III декада.
24/XII. Настроение не очень веселое, т. к. сводки еще не слышал, во всем теле и особенно в ногах сильная слабость. Ее чувствуют все.
Сегодня узнали в школе о смерти учителя черчения. Это вторая жертва голода… Уже не ходит в школу преподавательница литературы. Папа говорит, что это следующий кандидат. Многие учителя еле-еле ходят.
Жить было бы можно, если бы получали вовремя наш маленький паек. Но это очень трудно.
Да, нужна сейчас Ленинграду немедленная помощь. <...>
25/XII. Сегодня Нинель из-за кашля и насморка, а — главное, для сохранения сил не ходила в школу. Мы же, придя в школу, узнали великолепную весть: !Прибавка хлеба! Получаем теперь по 200 гр. Это показатель нашего положения на фронте. У населения приподнятое настроение. Все воспрянули духом. <...>
26/XII. Из-за отсутствия света в школе занятий не было. <...>
У нас всех температура <тела> держится +36.
Это — слабость. Особенно сильно она ощущается после ходьбы или даже самой пустяковой работы. Ввиду этого (да и отметки выставлены) я до каникул не буду ходить в школу. Вылежусь и отдохну. Слабость у меня, думаю, после колки дров, последующей уборки снега в школе и поездки за печурками.
Сейчас дана воздушная тревога. Самолеты летают, но, вероятно, наши. Не обращаем ни на них, ни на тревогу внимания.
27/XII. Интересны образчики цен на толкучке: хлеб — 300 руб. кг; рис — 500 руб. кг; масло — 750 руб. (все это, конечно, в очень малом количестве).
28/XII. Опять двадцатиградусный мороз. С утра над городом гудят самолеты, но тревоги нет. Сводки информбюро пока не имеется.
Утром у меня температура 35,8, к середине дня немного повысилась.
На толкучке обменяли сегодня на 3 куска сахару и коробок спичек около 500 грамм растительного масла. Это великолепно. Ведь в жировом отношении последний месяц у нас исключительно голодный паек (ведь по карточкам масло еще не было возможности получить!).
Гробов сегодня по городу великое множество…
29/XII. <...> Слабость продолжается. До каникул в школу не пойду. “Обеды” на Нинель и меня берет папа. 1 числа по случаю праздника он получит за нас кроме супа еще какие-то блинчики.
3-го для ребят устроят спектакль в Б. Драматическом, и тоже “обед из 3-х блюд”. На него-то уж думаю сходить.
Сводки еще не слышал; но, кажется, наши дела на фронте хороши: взята станция Бабино.
31/XII. Папа пришел с дежурства с радостной вестью: наш десант высадился в Крыму, занял Керчь и Феодосию и громит немцев. По заданию тов. Сталина Крым должен быть очищен от немецкой сволочи!
Сегодня празднуем Новый год. Вечером — пир (насколько возможно, конечно). К вечеру над столом укреплю медный кронштейн с лампой (ниже старого). Будем жить при 2-х лампах.
Настроение у всех хорошее, у меня хорошо окрепли ноги. Сейчас где-то бьют орудия — идет обстрел города. Мама ушла пешком (трамваи не ходят) в школу — надо получить карточки на новый месяц.
3/1. Света еще нет. На сегодня была назначена елка для учащихся со спектаклем в Б. Драматическом театре и обедом. Когда пришли туда, то узнали, что она переносится на 7-ое число. Муку решили подождать брать. Будем ждать крупы. От фотографии придется отказаться, т. к. пленки нигде нет. Буду работать с микроскопом. Вот только дали бы свет.
У Нинели испортился желудок. Все очень беспокоятся. Поим ее салолом и часто даем вина. Сейчас испорченный желудок исключительно неприятная штука.
В городе наблюдается недостаток хлеба. Лавки пусты. Надеемся, что получим во 2-ую половину дня.
4/I. Продукты еще не получены. Вчера мама взяла на пробу 400 гр. “ржаной” (дурандовой) муки. Чайную чашку всыпали в суп. Сегодня попробовали: вкус дает, но и только. Капусту кладем уже только для вкуса, по неполной чайной чашечке. Сегодня мама спекла из части взятой муки и кофейной гущи лепешек и вечером сварила жиденькой кашицы. Все это кажется замечательно вкусным.
Опасность с Нинелиным желудком, кажется, миновала, но папа жалуется на слабость в ногах. Вообще же город вымирает… Смертность огромная; света нет; воды нет; трамваи не ходят; улицы покрыты снегом, который совсем не вывозится… Городу нужна срочная помощь.
5/I. Потеплело. Использовали это: перетащили все дрова со двора в комнаты. Днем был сильный обстрел нескольких районов города.
Настроение у всех невеселое: у папы состояние ног не улучшается, Нинель жалуется на желудок снова, продуктовая ситуация отвратительная. Организмы ослабли и требуют срочной поддержки… Особенно беспокоит нас всех сейчас состояние папы. Есть нечего, а впереди тяжелые времена.
8/I — 42 г. Вернувшись из школы (мы оставались дома, так как каникулы продлены до 15-го, что замечательно), папа принес еще скорбную весть: умер от истощения Владимир Петрович Шахин и еще один преподаватель. Все это действует угнетающе, а по городу везут еще гробы и гробы в громадном количестве… Ноги
у папы пока не лучше, мои тоже чувствуют слабость; скорее бы улучшение! Но с фронта ничего утешительного нет.
9/I — 42 г. Мороз не легче. Опять сидел целый день дома. Папа достал в школе по знакомству 4 кг муки (отходы от производства патоки) по 25 р. за кило. Я упоминал уже о свойствах, испытании и оценке, данных этой муке. Но теперь, благодаря мне, отношение к ней резко улучшилось: в энциклопедии я нашел статью, в которой указывается, что при производстве патоки получается некоторое количество глюкозы (виноградного сахара), о котором (или которой) говорят, что сейчас она очень поддерживает организм. Кроме того, муку можно менять на толкучке. Из мучной болтушки с некоторым количеством сахара получается какое-то подобие повидла. Она нравится всем, за исключением Нинели. С этой штукой с большим успехом нами пьется чай, кофе и т. д.; я, кроме того, ем ее “сырьем”.
Люди по городу ходят как тени, большинство еле волочит ноги; на “больших дорогах” к кладбищам масса гробов и трупов без гробов, трупы просто лежащие на улицах — не редкость. Они обычно без шапок и обуви… Трудно будет выдержать этот месяц, но надо крепиться и надеяться.

БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 1 часть. //Блокадный дневник 16-летнего школьника Миши, жившего с семьей в Ленинграде на улице Достоевского, рядом с Кузнечным рынком. Дневник он

БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 1 часть. //Блокадный дневник 16-летнего школьника Миши, жившего с семьей в Ленинграде на улице Достоевского, рядом с Кузнечным рынком. Дневник он

БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 1 часть. //Блокадный дневник 16-летнего школьника Миши, жившего с семьей в Ленинграде на улице Достоевского, рядом с Кузнечным рынком. Дневник он

0 thoughts on “БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 1 часть.

Добавить комментарий