БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 2 часть.

БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 2 часть. 13/I — 42 г. Великолепный солнечный день при таком же морозе. Великолепный и в других отношениях: объявили нормы крупы на первую декаду:

13/I — 42 г. Великолепный солнечный день при таком же морозе. Великолепный и в других отношениях: объявили нормы крупы на первую декаду: 400 г. на человека; кроме того, со всех сторон идут слухи об окружении и взятии Мги. К сожалению, это только слухи, а газет и сводок за последние дни не знаем — нет.
14/I — 42 г. Получили газеты за несколько дней. В последней прочли выступление Попкова “О продовольственном положении Ленинграда”, в котором он говорит, что самые трудные дни ленинградцы пережили, что остается подождать всего несколько дней, что скоро Ленинград заживет полной жизнью. Это уже нечто очень много обещающее и определенное.
Завтра занятий в школе, вероятно, не будет, т. к. холода продолжают стоять те же, света и воды нет. По существу пока и учиться вовсе не хочется.
В ТПО1, где мы прикрепились на этот месяц, продуктов пока нет, а у нас все запасы (муки и лапши) уже на исходе. Надеемся получить в ближайшие дни. Воды и света нет целый день, за водой пришлось идти в гараж дома № 3.
Кончилась “глюкозная” мука, и может быть, к лучшему, т. к. после нее на зубах остается темный налет и щиплет язык и губы.
15/I — 42 г. Температура уже -13. Почти весь день стояли в очередях — сначала за хлебом, потом за водой. Основательно продрог. “Занятия” в школе были: ребята (как рассказал папа) сидели вокруг печурок и дрожали. Мы с Нинелей начнем ходить в школу только с понедельника.
16/I — 42 г. День богат событиями. Днем совершенно неожиданно явился Алик Портяки2. С ним я не виделся месяца 3. Вот настоящий друг! Он притащил мне около литра соевого сладкого молока! Он сейчас получает по первой категории; его мать, доктор, тоже; до последнего времени он доставал такое молоко. За “замором червя” заварили какао с таким молоком, вечером по две ложечки его добавили в кофе. Божественно, невообразимо, неописуемо вкусно! Пол-литра молока мама завтра попытается обменять на хлеб. Если не удастся удачно проделать это — оставим себе. Вечером — второе событие: пришла записка от директора школы, в которой тот сообщал, что папу берут в 11 школу в госпиталь для усиленного кормления и восстановления сил. Сделано ли это школой или по настоянию Райсовета, пока не знаем. Во всяком случае это очень хорошо: папа в последнее время жаловался на слабость, и мы очень беспокоились о нем, а там он как следует отдохнет. Сегодня вечером будем собирать его в госпиталь.
В школу мы пока ходить подождем, только Нинель будет ходить за супами. В завтрашний рейс она получит карточки папы, отданные для регистрации. Если их не отберут, то и нам будет легче, пока он будет находиться в госпитале.
Сегодня дали электролимит — в сутки 3 гектоватт-часа. Экономить придется здорово, но все же свет хоть какой-то будет. <...>
19/I — 42 г. Мороз около -20, иней, но ветра нет.
Мама с утра ушла в школу с карточками, в 11 ч. дня Нинель пошла к папе и за супами. За “замором червя” она рассказала нам, как живет папа. <...>
22/I — 42 г. Мороз гораздо легче. Мама и Нинель ходили к папе в госпиталь. Он живет там ничего, думает, что 24 его выпишут, т. к. громадный приток ослабленных. Наконец-то от Бори пришло письмо, датированное концом декабря. Он не представляет себе, что нам пришлось пережить в продовольственном отношении. <...>
23/I — 42 г. В ночь на сегодня умер Владимир Николаевич Комаров1. Таня забежала вечером с вестью, что ему очень плохо. Мама посидела у нее до 12 ч., потом легли спать. Эту смерть папа предсказал уже давно: слишком уж худ был покойный… Утро хлопотливое. В ТПО получали масло (всего 150 гр.) и 400 гр. гречи. Страшно продрогли. <...>
26/I — 42 г. С утра воды нет ни капли. По 25-ому морозу, с детской ванной на саночках, после чая отправились за водой. На Пушкинской стали в громадную очередь к люку с водой. Страшно промерзнув, облившись, заледенев, наполнили и привезли ванночку. Хватит на несколько дней.
Вчера вечером мама, простояв в очереди 11/2 часа, достала хлеб. Очень удачно: сегодня с утра по городу хлеба нет. Может быть в связи с некоторым “потеплением” его станут выпекать к вечеру.
28/I — 42 г. С утра охотились за хлебом. Мотались до 3-х часов, но ничего не получили. К середине дня дали свет, воду (в подвалах), мороз полегчал до -24. В связи с этим надеемся завтра получить хлеб. Хорошо, что папы нет с нами! Сегодня обойдемся: потолкли чуток сухарей, гречки, сварили размазни; мама выдаст “целительной мучки”, поедим супцу.
1/II — 42 г. Февраль! Он начался 15-ым морозом. Уже февраль! Что-то он принесет с собой В нашем кружке в последние дни частят разговоры об эвакуации, и верно: хочется удрать из Ленинграда. Слишком отощал и обессилел организм. Исхудали и устали, изголодались до невозможности, а никаких улучшений по существу нет…
Завтра начнем ходить в школу; я — ежедневно, Нинель — через день. Будет по 3—4 урока. Учиться, вообще говоря, не хочется совершенно (мозг ввиду общего ослабления не желает как следует работать, сосредоточиться), а учиться нужно.
Хорошо еще, что успешно идет пока наше наступление по направлению к Пскову и дальше. В последние дни вокруг города идет частая пальба, бывают сильные обстрелы окраинных районов. Надеемся, что немцев все-таки истребят у нас вокруг города, и уж тогда-то вздохнем свободно!
2/II — 42 г. Первый день в школе. Во-первых: занятия вокруг печурок,
в страшном холоду; во-вторых в ногах страшная слабость от ходьбы… Слабость в ногах, во всем теле… Ее ощущаем мы все ежесекундно. Пережиты страшные месяцы, что впереди — неизвестно. Пожалуй, если не будет очень резкого улучшения, медленное умирание… Будь крепкое местечко за пределами Ленинграда, эвакуировались бы без всяких разговоров. Пока — будем тянуться.
3/II — 42 г. Температура упала утром опять до -18. Хоть бы потеплело! Я и Нинель в школу сегодня не ходили: с самого утра охотились за мясом. Простояв до половины двенадцатого, получил 950 гр. хорошего мяса. Крупы пока нет… Известия невеселые: нами оставлена Феодосия. Как-никак это удар…
Среди нас тоже невесело. У папы расстройство желудка, отсюда сильная слабость. Нас это очень беспокоит.
Имеются слухи о людоедстве: случаи нападения на женщин и детей, еда трупов. Слухи из разных источников; поэтому, я полагаю, это можно принять как факт.
5/II — 42 г. <...> Вести с фронта получше: наша конная часть прорвалась в тыл к немцам.
В теле все та же слабость.
Слухи о людоедстве притекают в большом количестве. Очевидно, нет дыма без огня!
6/II — 42 г. Опять ясная и солнечная погода. Мороз с утра в пределах -20. Ох, уж эти морозы! Зима прямо небывалая.
Сходил в школу. Прозанимались два урока, потом из-за дыма, повалившего внезапно из печурки, были распущены по домам. Около часу простоял в очереди за водой, попилили немного дров. После всего этого в теле страшная разбитость и слабость. За “замором” уже 3-й раз лакомились рыбьим жиром с хлебом. Осталось еще на один раз. В ТПО выдают масло. С утра очередь страшная, к вечеру чуть меньше; мама волнуется: надо получить 350 гр.
В такие чудесные дни как сегодняшний еще сильнее и острее ощущаешь упадок сил и жалеешь о былом. Ведь солнышко чуть ли не припекает! День растет! (в 6 часов еще светло). Можно было бы гулять да гулять.
7/II — 42 г. Погода гораздо мягче, подсыпало снежку, воздух при -16 кажется чуть влажным. За день ничего примечательного не случилось. Мама стояла в очереди за ячневой крупой, но ее не хватило. Утешает то, что обещают пшено и сахарный песок на завтра.
Хлеба не прибавили, несмотря на упорные слухи (говорили, что слышали о прибавке по радио!). Но опять-таки, нет дыма без огня, поэтому надеемся, что прибавка будет завтра. Сегодня вечером поедим новоизобретенной каши. Способ приготовления: овес, дважды промолотый в мясорубке, варится в кастрюле с содой и солью. Правда, промолка при теперешних силах дело трудное и вообще довольно канительное, но ждем, что каша будет вкусная.
8/II — 42 г. Погодка еще теплее: температура около -14. С утра страшная, непреоборимая слабость.
В ТПО снова привезли крупы, масла, мяса. Мама получила все причитающиеся нам 11/2 кило перловой крупой. Это еще за январь! Февральских норм пока нет, даже январский сахар не получен.
Будет ли, наконец, резкое улучшение Когда С фронта пока ничего нового, об операциях в районе В. Лук, столь важных для Ленинграда, что-то молчат…
9/II — 42 г. Мороз уже только -11 с утра. Из-за этого и в комнате значительно теплее, несмотря на малую топку. Был сегодня в школе; по пути около бани видел неубранный труп женщины. Он лежал чуть припорошенный снегом, вниз лицом; голова растрепанная и непокрытая…
11/II — 42 г. Мороз -12; с утра маленькая метель, но к середине дня проглянуло солнце, посветлело.
День сегодня принес много радости: во 1), прибавили хлеба, и мы в день уже получаем на 300 гр. хлеба больше (служащие — 400 гр.; ижд. 300; дети 300 и раб. 500), во 2), в сводке указано, что нашими частями ликвидирован основной узел блокады Ленинграда. К сожалению, больше ничего не указано. Где
У нас в последнее время так же прочно, как “замор”, вошел в жизнь мертвый час; храним свои силы. Прямо удивительно до чего мы привыкли и почти перестали замечать отсутствие таких вещей, как свет, вода, уборные. Живем при ночниках, даже лампу зажигаем редко для экономии керосина.
В последнее время начинает замечаться некоторая забота о порядке в городе. На толкучке, разросшейся в последний месяц до невероятных размеров, начали энергично орудовать пешие и конные милиционеры; помои и нечистоты, выброшенные на улицу, заставляют убирать.
Эвакуация идет сейчас, по-моему, полным ходом. По утрам очень часто видишь саночки с вещами, ползущие к Финляндскому вокзалу, откуда идут эшелоны к Ладожскому озеру. Мы же об эвакуации пока не высокого мнения: идут слухи, что везде живется не сладко; да и появилась надежда на улучшение положения в Ленинграде.
12/II — 42 г. Умерла наша школьная библиотекарша. Несколько дней не появлялась в школе; когда послали проведать ее, то на квартире нашли трупы ее и брата, причем последний начал уже разлагаться. Вообще же трупов по городу все такое же множество…
Наши, когда шли в школу, против бани снова видели труп женщины.
13/II — 42 г. С утра промозглый туман при -19, но к середине дня неожиданно t поднялась до -10, стало ясно. Был в школе. Заниматься было отвратительно из-за дыма, валившего из печурок. Все же и по геометрии и по алгебре движемся вперед. Сводки сегодняшней еще не знаю.
Получили пшено, объявлена выдача сахару (всего 950 гр.), завтра ожидается выдача мяса и масла.
Интересен случай, иллюстрирующий трудность получения и ценность воды. В Волковой деревне хозяйка загоревшейся квартиры выскочила на лестницу, по которой поднималась женщина с 2-мя ведрами воды. Несмотря ни на какие уговоры и мольбы первой, вторая воды дать не пожелала. В результате дом сгорел…
Большое число смертей в городе происходит все-таки от неумения или невозможности в некоторых семьях планово распределить пищу. Некоторые, например, получив утром хлеб, сразу же съедают его. Так же поступают с другими продуктами. Многие из обедающих в столовых, беря по нескольку блюд, в первые же дни исчерпывают всю карточку, а потом пухнут с голоду… У нас в этом отношении дело обстоит благополучно: план везде и всюду.
15/II — 42 г. Погода — благодать! Всего -3 мороза. Правда, из-за облачности немного темновато, но это ничего.
Неожиданная удача: получая хлеб, мама за 4 пачки “Антракта” получила 800 гр. хлеба!!! Отсюда замечательный “замор”.
Сегодня решили для пробы несколько дней воздержаться от употребления “глюкозы” и соды (первая, разболтанная и подслащенная, употребляется нами на “заморах”; вторая идет в довольно больших количествах в супы и каши). Оба продукта мы подозреваем в вредном расслабляющем влиянии на организм.
18/II — 42 г. День подобен предыдущим, разве что гуще и темнее мгла по краям горизонта. Папа и я были сегодня в школе. На ходу ноги чувствуют себя значительно лучше, меньше слабость в руках. Конечно, главную роль тут играла сода.
Сводка сегодня интереснее: на одном из участков фронта сдался в плен со своей частью немецкий полковник — небывалый доселе случай! На Лен. участке фронта за 2 дня боев уничтожено 1300 немцев, много ДЗОТов, землянок.
Сегодня мама “поймала” на толкучке шофера, имеющего дело с продуктами. Договорились об обмене на крупу водки и папирос; пока за 20 шт. “Звездочки” взяли у него бутылочку масла, правда, довольно подозрительного. Срок мены — 21-ое, и удастся ли она, покажет недалекое будущее. <...>
19/II — 42 г. В школу ходили Нинель и я. Дома остался папа: мама тоже ходила к себе в школу. Она обещала вернуться позднее, поэтому мы решили “замариваться” втроем. Только скипел самовар, неожиданно открылась дверь и появился настоящий, живой Боря1!!! в красноармейской форме.
Все мы бросились к нему. От радости чуть не плакали!
Сели к самовару. Боря из мешка достал масла, хлеба, сухарей, сгущенного молока. Пили чай и не могли наговориться! Ели, конечно, тоже не по-прежнему.
Пришла мама… Заплакала от волнения и радости; глядя на их встречу, и мы не могли удержаться от слез…
Оказывается, Боря до последних дней не знал о страшном положении в Ленинграде, а как только узнал, то, взяв продуктов, поспешил вырваться на несколько дней сюда. С большими трудностями добрался сюда, не знал, живы ли мы, цел наш дом. Всех нас очень сильно взволновала эта чудовищно радостная, необыкновенная встреча. Еще сейчас не верится, что приехал Боря!
В голове масса, хаос мыслей. Их приведу в порядок и запишу позднее: сейчас это невозможно сделать.
Пока коротко: Боря привез 3 больших буханки хлеба, немного сухарей, консервов, масла, баночку сгущенного молока, макарон, несколько концентратов. Это все для нас сейчас очень кстати! Вечером будет прямо пир. <...>
20/II — 42 г. Немного привыкли к мысли, что Боря у нас; он тоже стал спокойнее относиться к нашему виду. Утром, как и вчера вечером, поели побольше хлеба, масла. Странное ощущение сытости! (правда, съел бы еще!)
Боря с утра ушел по разным делам (к коменданту, обедать и т. д.); папа, Нинель и я отправились с парой саночек за дровами к Котовым (те на днях эвакуируются и продают дрова). За 250 р. купили дров: нагрузили саночки довольно плотно. Привезли, подняли дрова — ноги чувствуют крепость!
Выдавали сушеную картошку. Мама на всех нас получила 600 гр. Пустили
в сегодняшний суп целую горсть.
К “замору” пришел Боря. Кормят их хорошо, он даже принес хлеба и котлетину. Вообще же он чуть ли не сердится, когда наши супы и каши мы зовем замечательными… <...>
25/II — 42 г. Пропустил 2 дня: валялся в постели, t 39, кашель. Сегодня уже встал, хожу, ничего. Боря уехал 23-го. Расставаться было тяжело… Кто знает, встретимся ли еще
За эти дни объявили и выдали еще крупы, по 100 гр. масла, по 25 гр. какао (детям и рабочим выдают шоколадом), по 1/4 л. керосина. Хлопот полон рот, как видно из этого!
26/II — 42 г. Мороз опять упал до -22. Какая зима все-таки! Сходил
в школу, на обратном пути на Роменской видел горящий дом. Это четвертый пожар уже в тех местах! Четыре почти рядом стоящих дома горели! Прямо что-то сверхъестественное. <...>
28/II — 42 г. Сижу дома хранителем жилья и всего прочего. Ноги слабы, тело вялое. Особенно жалуется на это папа: он говорит, что ноги хуже, чем когда-либо. Чем объяснить это
Был коротенький обстрел. Снаряды ложились где-то очень близко.
Порций хлеба (да и всего прочего) снова чудовищно мало; аппетит адский! Снова мечтаем о прибавке.

БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 2 часть. 13/I — 42 г. Великолепный солнечный день при таком же морозе. Великолепный и в других отношениях: объявили нормы крупы на первую декаду:

БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 2 часть. 13/I — 42 г. Великолепный солнечный день при таком же морозе. Великолепный и в других отношениях: объявили нормы крупы на первую декаду:

БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 2 часть. 13/I — 42 г. Великолепный солнечный день при таком же морозе. Великолепный и в других отношениях: объявили нормы крупы на первую декаду:

0 thoughts on “БЛОКАДНЫЙ ДНЕВНИК МИШИ ТИХОМИРОВА (выдержки). 2 часть.

Добавить комментарий