Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

В тюрьме Сан-Педро нет администрации в привычном смысле этого слова, поэтому и точной статистики по учреждению не ведется. Известно, что здесь содержатся от 1 300 до 1 500 человек, примерно 75% из них только ожидают суда. 80% оказались здесь по обвинениям, связанным с нелегальным оборотом наркотиков. На территории почти открыто производится кокаин и действуют два детских сада — около 200 детей живут здесь вместе со своими отцами-заключенными. Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова рассказывают о пенитенциарной утопии (или антиутопии), осуществившейся в самом центре полуторамиллионного боливийского города Ла-Пас.
Первое впечатление, когда попадаешь в Сан-Педро, довольно неожиданное: кругом бегают дети, продавцы готовят свежевыжатые соки, в печках вертится курица-гриль, а большая часть заключенных просто отдыхает, играя в бильярд, шахматы, карты или шашки. Здесь есть спортзал, парикмахерская, бассейн, храм и детский сад. Судя по внушительного размера остаткам рождественской елки, в тюрьме и праздники отмечают с размахом. Если б не высокие стены по периметру, ничего бы и не напоминало о хоть каком-то ограничении свободы. Сан-Педро сегодня является единственной в мире тюрьмой — закрытым городом.
С виду тюрьма ничем не отличается от небольшого городского района. Расположена она прямо в центре высокогорного Ла-Паса, в крепости, построенной еще в 1895 году. Охранники стерегут лишь границы, внутри вы их не встретите. На первый взгляд это просто один из трущобных районов города, жизнь в котором не так уж сильно отличается от происходящего за пределами крепостных стен.
Большинство заключенных отбывает здесь наказание за «не особо тяжкие», а многие находятся лишь в ожидании суда. Осужденных за убийство вы здесь не встретите, а вот воровство и продажа наркотиков — сплошь и рядом.
Квадрат тюрьмы занимает площадь в чуть больше одного гектара. Территория предназначена для 400 заключенных, но в действительности здесь находится не менее 1 500 человек. Камер внутри нет: обычные здания, дворики и узенькие улочки. Сан-Педро практически полностью находится на самоуправлении.
Тюрьма разделяется на восемь секторов, каждый сектор имеет свое название и своих лидеров, которые и формируют общий тюремный совет. Власти во внутренний уклад почти не вмешиваются, так что, можно сказать, в Сан-Педро формально царит демократия. Конечно, с оговоркой на коррупцию и местных авторитетов. Что удивительно, заключенные должны здесь сами платить за свое содержание. В зависимости от финансовых возможностей они могут выбрать себе те или иные условия. Кто-то живет в «однокомнатных камерах», но большинство все же предпочитает жилье подешевле — общие комнаты с множеством кроватей.
Родственники имеют возможность не только посещать заключенных, но даже всей семьей на время переехать в тюрьму, ведь жилье здесь обходится дешевле, чем в городе. О том, чем это оборачивается для находящихся здесь детей, ходит немало разговоров. С одной стороны, у преступников проще некуда «научиться плохому», с другой стороны — в городе такие дети неблагополучных семей также оказываются изгоями. Боливийцы считают нахождение детей в тюрьме меньшим из двух зол.
В 2013 году здесь был громкий скандал, когда 13-летняя девочка забеременела в результате изнасилования группой мужчин, одним из которых был ее отец. Сами заключенные утверждают, что к насильникам в Сан-Педро принимают жесткие меры, ведь очень многие живут с семьями.
Бесплатно тут положены только 400 граммов хлеба или кукурузной каши в день (вода – неограниченно), остальное – за собственные деньги. Неудивительно, что 80% заключённых (к слову, их тут 1550 человек) вынуждены работать, чтобы обеспечить себя пропитанием, одеждой и прочими товарами первой необходимости. В тюрьме Сан-Педро есть несколько столярных цехов, предприятие по производству игрушек, пошиву одежды, большой курятник, и т.д. Самые работящие могут зарабатывать тут до 250 долларов в месяц (для Боливии, где средняя зарплата 140 долларов, это большие деньги).
Есть и тюремная харчевня, куда с улицы может придти любой желающий. С посещением тюрьмы тут вообще очень просто – в неё может придти любой гражданин на неограниченное время; охрана только ставит несмываемый штамп на руку ему, чтобы отличить потом, на выходе, от заключённого. Это привело к тому, что у 40% заключённых в камерах постоянно живут их жёны и дети – в тюрьме им обитать дешевле, чем на воле (не надо платить за жильё, коммуналку). Дети зэков утром уходят из тюрьмы в школу, а вечером возвращаются к себе домой, в камеру.
Ещё один способ заработка сидельцев Сан-Педро – туристические экскурсии по тюрьме. За 5-10 долларов (максимум берут с американцев) можно походить по ней, заглянуть в камеры и даже посидеть в них, поиграть в футбол с зэками. Правда, охрана берёт с туристов расписку, что они были предупреждены о возможных последствиях своей прогулки. Но в целом сидельцы благосклонно относятся к экскурсантам, рассматривая их как дойных коров. Последний инцидент с туристами тут был в начале 2011 года, когда какому-то немцу зэк выколол шилом глаз.
60% туристических поступлений (всего они приносят до 80 тыс. долларов в год) отходит к охране, 40% – зэкам в общак. К слову, 10% своих доходов каждый зэк тоже отчисляет в общак. Вот такая интересная тюрьма.

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Фотографы Аша Майлз и Надя Пьянкова побывали в тюрьме Сан-Педро — самоуправляемой коммуне осужденных, которым власти Боливии отвели целый квартал в центре Ла-Паса В тюрьме Сан-Педро нет

Добавить комментарий