История 220. Новогодний бал в клубе НКГБ.

История 220. Новогодний бал в клубе НКГБ. Минск, 3 января 1946 года. После освобождения Минска от нацистов население города составляло около 40 тысяч жителей. С окончанием войны в столицу БССР

Минск, 3 января 1946 года.
После освобождения Минска от нацистов население города составляло около 40 тысяч жителей. С окончанием войны в столицу БССР вернулись беженцы, а со всех концов страны стянулась рабочая молодежь.
Минск лежал фактически в руинах. Такие привычные вещи, как электричество, вода и центральное отопление отсутствовали почти везде. Все нужно было восстанавливать заново в условиях нехватки продовольствия и крайне стесненного быта. Чтобы как-то скрасить людям трудовые будни, партия затеяла к первому послевоенному Новому году бал-маскарад.
Для празднеств выбрали здание Гостиного двора на Площади Свободы, где находился клуб Народного комиссариата государственной безопасности (НКГБ), одно из немногих уцелевших строений в городе. В период оккупации там обжились гестаповцы, которые бежали из Минска настолько стремительно, что бросили в здании свой архив. После войны дом облюбовали чекисты. Здесь работала следственная комиссия, занимавшаяся разбором немецких документов. Послевоенный колорит дополняли пленные немцы, ютившиеся в подвале.
Бал планировали на Новый год, но авария на электроподстанции смахнула торжества на 3 января. Приглашения распределялись между отличниками учебы и детьми чиновников. Первым бал давал возможность принарядиться накануне швеи вкалывали по-черному, чтобы у каждого из 300-500 гостей был карнавальный костюм.
На третьем этаже здания в центре небольшого зала площадью 70 квадратных метров поставили елку, под которой лежали подарки калоши, крупа, мука, одежда и прочие приятные мелочи. В фойе оборудовали «комнату сказок» фанерные стены оклеили плакатами с новогодней тематикой, тут же крутили фильмы. Повсюду была разбросана вата, имитировавшая снег. Венчала полет дизайнерской мысли фигура ватного Деда Мороза, встречавшего гостей у входа в основной зал.
Чтобы посторонние не унесли с собой частичку новогоднего настроения, чекисты организовали охрану у всех выходов. На безнадзорные двери повесили замки. Ради защиты немецкого архива от посторонних глаз лестницу между вторым и третьим этажом перекрыли решеткой также с замком.
Несмотря на тесноту, бал получился вдохновенным. Все соскучились по беззаботным вечеринкам и наслаждались моментом. Студентки и ученицы старших классов кокетливо прятали лица за масками из папье-маше, а парни приглашали их на танцы. В 11 вечера бал завершался танго. Некоторые уже расходились по домам, когда градус веселья достиг максимума.
Зажглась елка причем в буквальном смысле. В считанные секунды загорелась новогодняя вата и мишура. Убедившись, что выход по-прежнему заперт, молодежь ринулась к окнам, кто-то взобрался на чердак и спустился по водосточной трубе.
Самая лютая толкотня возникла у подоконников. Несчастные дрались и кусались за возможность выпрыгнуть с третьего этажа. Самые удачливые отползали в сторону после прыжка вниз, остальные под градом падающих тел превращались в кровавую кашу.
ДВА
Пожарная часть располагалась в шаговой доступности, так что первая машина примчалась почти мгновенно. Увы, это был какой-то сюр. Машина прибыла без капли воды, а ее лестница, достававшая лишь до окон второго этажа, почти сразу сломалась. Говорят, полностью снаряженная пожарная техника в тот вечер разъехалась по ложным вызовам.
«Парень, которому я понравилась на балу, мгновенно разыскал меня на улице и изо всех сил старался первой уложить в грузовую машину, вспоминала Александра Кривчик, выжившая в этом аду. На меня стали грузить тела мертвые вперемешку с живыми. Я пыталась защитить сломанную ногу (у меня был открытый перелом голени), но руки попадали в месиво из костей и крови. Наконец телами меня придавили так, что стало нечем дышать. Но я все же доехала живой до 2-й клинической больницы. Там нас раскладывали на полу в коридоре».
Елене Демидович тоже удалось спастись, груда тел смягчила удар о землю. Но запомнилось ей не только это: «Из подвала несся жуткий вой, там орали по-немецки, плакали. Я ведь тогда не знала, как и все пришедшие на бал, что внизу сидели пленные немцы, они боялись заживо сгореть».
Раненую Демидович увела к себе какая-то женщина. Утром мать Елены оказалась у пепелища, но судьбу дочери выяснить не смогла. Женщина оставила контактные данные милиции и пошла домой, раздираемая мыслями, что ребенка нет в живых. Когда до дома добралась и Лена, на нее, словно на привидение, пялился весь двор. Позже после похорон бабушки на Военном кладбище Минска Демидовичи подошли к обелиску с именами погибших при пожаре в клубе НКВД. Третьей сверху на нем значилась фамилия Лены. Ее мама тут же рухнула в обморок очевидно, чекисты составляли публичные списки от балды.
По официальным данным, во время пожара в клубе НКВД погибли 27 человек. У выживших это число вызывает недоумение: по их скромным подсчетам, жертв было около двух сотен. Судьба пленных немцев, оставшихся в подвале, неизвестна. Кажется, новогоднего чуда они не дождались.
Чекисты отреагировали классически: во время пожара бросились спасать архив, а не людей; после запретили советским СМИ упоминать о трагедии. Конкретных виновников не нашлось. Некоторые чиновники получили строгие выговоры, кто-то небольшой тюремный срок. Никому из аппаратчиков эти наказания не помешали в будущем высоко забраться по карьерной лестнице.
В середине 1950-х дело с грифом «Совершенно секретно» вообще исчезло, избавив потомков от всех подробностей. До сих пор неясно, почему случился пожар. Рассматривалась версия со вспыхнувшей кинопленкой но без энтузиазма.
Экспертиза выявила сразу два очага возгорания, что говорит о возможной диверсии. Вероятно, немецкие агенты или недобитые коллаборационисты выбрали удачный момент, чтобы спалить архив и уничтожить пруфы своих преступлений. Например, военнослужащий Леонид Васильчиков, игравший на балу в составе оркестра, бесследно исчез сразу после пожара.
Если нацисты и правда устроили поджог, то это их крупнейшая диверсия на территории СССР в послевоенные годы.

История 220. Новогодний бал в клубе НКГБ. Минск, 3 января 1946 года. После освобождения Минска от нацистов население города составляло около 40 тысяч жителей. С окончанием войны в столицу БССР

История 220. Новогодний бал в клубе НКГБ. Минск, 3 января 1946 года. После освобождения Минска от нацистов население города составляло около 40 тысяч жителей. С окончанием войны в столицу БССР

История 220. Новогодний бал в клубе НКГБ. Минск, 3 января 1946 года. После освобождения Минска от нацистов население города составляло около 40 тысяч жителей. С окончанием войны в столицу БССР

История 220. Новогодний бал в клубе НКГБ. Минск, 3 января 1946 года. После освобождения Минска от нацистов население города составляло около 40 тысяч жителей. С окончанием войны в столицу БССР

История 220. Новогодний бал в клубе НКГБ. Минск, 3 января 1946 года. После освобождения Минска от нацистов население города составляло около 40 тысяч жителей. С окончанием войны в столицу БССР

Источник

0 thoughts on “История 220. Новогодний бал в клубе НКГБ.

Добавить комментарий