Известный советский писатель и публицист Евгений Петров (наиболее известный широкой публике романами «12 стульев» и «Золотой телёнок», написанными в тандеме с Ильёй Ильфом) был заядлым филателистом и особенно любил собирать заграничные марки

Известный советский писатель и публицист Евгений Петров (наиболее известный широкой публике романами «12 стульев» и «Золотой телёнок», написанными в тандеме с Ильёй Ильфом) был заядлым

Поскольку в СССР 1930-х был железный занавес, острый ум писателя подсказывал ему шахматные ходы, как добывать зарубежные марки. И вот он придумал такой необычный способ: отправлять конверты с придуманными за 5 минут лже-письмами на выдуманные совершенно «с потолка» адреса и на такие же вымышленные имена в разные страны мира. В результате через некоторое время письма возвращались обратно с пометкой «Адресат неверный», зато на конверте красовались заветные иностранные марки.
И вот весной 1939-го Евгений Петров решил получить конверт с почтовыми марками из Новой Зеландии. Выдумал город Хайдбервилль, в котором на улице Райтбич проживал в доме № 7 мифический Мерил Юджин Уизли. И вложил сочинённое им «от балды» письмо на английском языке: «Здравствуй, дорогой Мерил! Я искренне соболезную тебе из-за кончины твоего дяди Пита. Держись, дружище! И прости, что я так долго не отвечал тебе. Как поживает Ингрид Поцелуй дочку, она уже, наверное, совсем большая. Жду ответ, твой Евгений».
Прошёл месяц, второй, третий – а письмо не возвращалось. Петров стал о нём забывать, но в конце лета неожиданно получил письмо-ответ из Новой Зеландии. Прочитав обратный адрес, писатель испытал шок – на конверте значилось: «Мерил Юджин Уизли, Райтбич, 7, Хайдбервилль, Новая Зеландия». Стоял и штемпель почтового отделения, подтверждающий отправителя. Удивительным оказалось содержимое ответного письма:
«Здравствуй, милый Евгений! Я благодарю тебя за сочувствие! Дядя Пит погиб совершенно нелепо, и эта трагедия на целых полгода выбила из колеи всю нашу семью. Потому я и не писал столь долго, но мы с Ингрид не забыли тебя и те три дня, что ты провёл с нами. Глория действительно подросла на пол-головы, но все ещё не расстаётся с русским плюшевым мишкой, которого ты ей подарил. Целую, твой Мерил».
Но больше всего добила фотография, приложенная к письму – из конверта Петров трясущимися руками достал снимок двух обнимающихся мужчин, одного из которых он не узнал, а другим был…он сам, или мужчина как две капли воды похожий на него. Увидев дату на обратной стороне снимка, писатель схватился за сердце – именно в тот день, 9 октября прошлого, 1938 года, он угодил в больницу с тяжелейшей формой воспаления легких, и несколько дней врачи буквально вытаскивали его с того света.
В мистику Евгений Петров никогда не верил, а потому немедленно написал в Новую Зеландию на тот же адрес ещё одно письмо, в котором объяснил Мерилу, что по всей видимости, произошло невероятное совпадение и с извинениями и стыдом признался в том, что его «искреннее дружеское» письмо априори было липовым и что он вообще никогда не был в Новой Зеландии, а также попросил как можно подробнее рассказать о том, кто такой его «двойник» Евгений, с которым был знаком и дружил Мерил. Но ответа не дождался – в Европе началась Вторая Мировая война, и Петров стал военным корреспондентом «Информбюро» с первых же её дней. Кстати, его близкие и коллеги утверждали, что после получения ответного письма от Мерила обычно юморной по жизни шутник Петров стал мрачным и замкнутым, а шутить перестал вовсе.
Ну а закончилась эта история совсем уж мистично и трагично. В 1942 году Евгений Петров летел на самолете из Севастополя в столицу, и этот самолет был сбит немцами в Ростовской области. В тот же день, когда стало известно о гибели самолета, домой к писателю пришло письмо из Новой Зеландии. В этом письме Мерил Уизли восхищался советскими воинами и беспокоился за жизнь Петрова. Среди прочего в письме были такие слова: «Помнишь, Евгений, ты мне сказал после купания в озере, что утонуть тебе не суждено, а суждено разбиться на самолете. Очень прошу тебя – летай как можно меньше!».

Добавить комментарий