ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ НА ЭВЕРЕСТЕ: СЕРГЕЙ АРСЕНТЬЕВ И ФРЕНСИС ДИСТЕФАНО

ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ НА ЭВЕРЕСТЕ: СЕРГЕЙ АРСЕНТЬЕВ И ФРЕНСИС ДИСТЕФАНО В мае 1998 не вернулись с Эвереста Сергей Арсентьев и его жена Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev)...Пожалуйста, не

В мае 1998 не вернулись с Эвереста Сергей Арсентьев и его жена Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev)…
«Пожалуйста, не оставляйте меня», – таковы были последние слова американки Фрэнсис, которые она сказала британскому альпинисту Йену Вудхоллу, отказавшемуся от попытки вынести женщину со склона Эвереста.
Воспоминание о 40-летней Фрэнсис преследовало мужчину последующие 9 лет, пока он не отдал все свои сбережения на снаряжение новой экспедиции в горы и захоронение тела умершей.
Трагическая история началась, когда в 1998 году 50-летний Йен Вудхолл и его возлюбленная (а ныне жена) Кэти О’Доуд находились всего в 350 метрах от вершины Эвереста. В тот сезон множество людей так и не смогли преодолеть всю дистанцию, их тела покоились в разных частях склона. Но Йен был шокирован, когда заметил, что одно из тел подает признаки жизни.
«Мое сердце замерло, когда я понял, что этот человек в красно-черном костюме был жив, но абсолютно один на высоте 8,5 км, всего в 350 метрах от вершины, – вспоминает британский альпинист. – Мы с Кэти, не размышляя, свернули с маршрута и попытались сделать все возможное, чтобы спасти умирающую. Так закончилась наша экспедиция, которую мы готовили годами, выпрашивая деньги у спонсоров… Нам не сразу удалось добраться до нее, хотя она лежала и близко. Двигаться на такой высоте – то же самое, что бежать под водой».
Когда Йен и Кэти приблизились к женщине, они в ужасе увидели, что ее одежда была разбросана вокруг, на ней был лишь термальный костюм.
«Это побочный эффект гипотермии – кажется, что тебе жарко и хочется сорвать с себя одежду, – продолжает Йен. – Пока Кэти прижималась к ней, стараясь согреть ее своим теплом, я убрал волосы с лица женщины. Никогда не забуду свой шок, когда я понял, что знаю ту, чья жизнь в моих руках».
Кэти и Йен видели уроженку Колорадо Фрэнсис и ее русского мужа по имени Сергей на базе альпинистов у подножья горы. Эта пара планировала покорить Эверест со стороны ненадежного северного склона, да еще и без дыхательного оборудования. Это еще не удавалось ни одной женщине, и каждый шестой из пытавшихся мужчин не возвращался живым.
Йен вспоминает, что, обнаружив Фрэнсис, он попытался одеть ее, но ее мышцы атрофировались, она походила на тряпичную куклу. Она все время бормотала: «Я американка. Пожалуйста, не оставляйте меня».
«Мы одевали ее два часа. Моя концентрация внимания была потеряна из-за пронизывающего до костей дребезжащего звука, разрывавшего зловещую тишину, – продолжает свой рассказ Вудхолл. – Я понял: Кэти вот-вот и сама замерзнет насмерть. Надо было выбираться оттуда как можно скорее. Я попытался поднять Фрэнсис и нести ее, но это было бесполезно. Мои тщетные попытки спасти ее подвергали риску Кэти».
«Я чувствовал себя раздавленным, – говорит Йен. – Каждый мужчина верит, что, когда судьба бросает вызов, найдется внутренняя сила, которая поможет выполнить долг. Но я не был достаточно большим и сильным, чтобы спасти жизнь этой женщины. Мы ничего не могли сделать. Убитые горем, мы вернулись в лагерь».
На базе Йен попытался связаться с кем только можно, но никакая спасательная экспедиция не решится подняться на такую высоту, да еще и в такую погоду.
Муж Фрэнсис Сергей, предположительно, также погиб на склоне. У пары остался сын, которому сейчас 19 лет.
«Не проходило и дня, что бы я ни думал о Фрэнсис, – продолжает Йен. – Спустя год, в 1999-м, мы с Кэти решили повторить попытку добраться до вершины. Нам это удалось, но на обратном пути мы в ужасе заметили тело Фрэнсис, она лежала точно так, как мы ее оставили, идеально сохранившейся под влиянием низких температур. Такого конца никто не заслуживает. Мы с Кэти пообещали друг другу вернуться на Эверест снова, чтобы похоронить Фрэнсис».
На подготовку новой экспедиции ушли 8 лет и все сбережения Вудхолла. Но 20 марта 2007 года Йен вместе с местным проводником достиг Фрэнсис и похоронил ее.
«Я завернул Фрэнсис в американский флаг и вложил записку от сына, – рассказывает британец. – Мы столкнули ее тело в обрыв, подальше от глаз других альпинистов. Теперь она покоится с миром. Наконец, я смог сделать что-то для нее».
В 80-х — начале 90-х Сергей был одним из сильнейших альпинистов Советского Союза. До своего отъезда в Соединенные Штаты он был в питерской альпинистской компании одним из самых популярных персонажей по прозвищу, почему-то, «Мафия».
С симпатией была принята у нас и его третья жена, Френсис – Фрэнка. Ее отличное здоровье, успешные восхождения на памирские семитысячники, муж, сильный и опытный альпинист, который поддерживал ее планы, – все это, казалось, придавало ее мечте реалистические черты.
Фрэнка мечтала стать первой в Америке покорительницей Эвереста и тоже хотела сделать бескислородное восхождение.
19 мая Сергей и Фрэнка поднялись в лагерь на высоте 8.200 м. Им оставалось переночевать там, на следующий день достичь вершины и спуститься.
Первая неудачная попытка достичь вершины, вторая… Уже две ночи без кислорода на 8.200 м… Толя Мошников (ЗМС, Санкт-Петербург) успешно сходил на вершину вместе с клиентом и к вечеру спустился к палатке Арсентьевых.
Считая, что дальнейшее пребывание на 8200 крайне опасно, он предложил Сергею назавтра спускаться вместе с ним вниз. Но назавтра Арсентьевы снова пошли наверх… Уже после трех ночей на 8.200 без кислорода…
Они поднимались очень медленно… Рустам Раджапов (участник узбекской команды), спускавшийся с вершины, уговаривал их повернуть вниз… Но они ее достигли лишь в седьмом часу вечера…
В последних лучах садящегося солнца они стояли там, куда так стремились и куда, наконец, дошли…
Темнота уже вплотную подошла снизу, когда они начали спуск. Но в эту ночь у палаток на 8.200 они так и не появились… Четвертая ночевка, теперь «холодная»: без палатки, спальных мешков, горячей пищи и, конечно, снова без кислорода.
На следующий день, 23-го, поднимавшаяся от 8.200 к вершине группа узбекских альпинистов встретила одинокого Сергея, который спрашивал, не видели ли они его жену. Как они ухитрились разойтись, потерять друг друга ночью… Сергей продолжил спуск, узбекские спортсмены – подъем и, спустя час, на высоте около 8.500, нашли Френсис – в почти бессознательном состоянии. Они сделали для нее все, что смогли: отдали один из таких драгоценных для них баллонов с кислородом, поставив максимальную подачу 4 л/мин., сделали уколы, массаж и… продолжили свое восхождение… Позднее, на обратном пути с вершины они даже сделали попытку спускать ее вниз, но это оказалось выше их сил.
В этот же день вечером, возвращаясь с вершины, Олег Григорьев, руководитель узбекской группы, послал своих людей вниз, сообщить Сергею о происходящем, а сам остался с Френсис на 8.500 и покинул ее только в 20 часов. Вскоре навстречу ему показался Арсентьев. Он спросил Григорьева: «Она еще жива» и Сергей пошел наверх. Уже четыре дня он все время ходил вверх и вниз между 8.200 и вершиной и сейчас, в ночь на пятый день, он снова шел наверх.
Судя по рассказам тех, кто видел Фрэнку на следующий день, Сергей был с нею в эту ночь. Он отключил опустевший кислородный баллон, снял с ее лица уже не нужную маску и привязал к перильной веревке, спрятал ее оледеневшие руки внутрь под пуховку.
Да, они были вместе в эту ночь, вдвоем, страшно далеко от теплого мира живых людей, на невообразимой высоте рядом с темным молчащим Эверестом. Она уходила из этого мира, и никто уже был не в силах удержать ее… Он хотел, чтобы ей было теплее, удобнее — в эти последние часы уходящей от нее жизни он продолжал заботиться о ней также, как заботился всю их недолгую совместную жизнь.
Френсис умерла 24-го, по-видимому, около 11 часов утра.
Сергея после той ночной встречи с Григорьевым никто не видел. Нашли только бухту веревки и ледоруб, оставленные им на гребне Эвереста, чуть ниже Фрэнки. Какие мысли могли придти ему в голову этой ночью, ему, уже похоронившему двух женщин, которых любил
Может быть, он думал о том, что третью, подругу, делившую с ним счастье, трудности и опасности восхождений в горах, он сам, своими руками отвел на ее самую высокую в мире Голгофу А может быть, о том, что теперь на Земле для него не осталось места, куда бы он мог вернуться с Эвереста Конечно, этого не знает никто.
Но к нам, в мир живых, Сергей Арсентьев не вернулся.
Тело Сергея Арсентьева, возможно, найдено летом 1999. В июне Анатолий Мошников переслал по запросу из RISK ONLINE фотографии Сергея Арсентьева, сделанные во время Российской Эверестской Экспедиции 1998.
Недавно Лиана Даренская переслала нам ответ Джейка Нортона, члена Исследовательской экспедиции Мэллори — Ирвайн 1999: «Прошу прощения за задержку с фотографиями Сергея. Мы определенно его видели — я помню фиолетовый пуховый костюм.
Он был в положении как бы поклона, лежа сразу за Джохеновским Hemmleb — историк экспедиции «неявно выраженным ребром» в районе Мэллори примерно на 27150 футах м.
Я думаю, это — он.
Дайте мне знать, если что-либо будет нужно еще. У меня также есть фотография его жены (Рассел сказал, что ее семья хотела иметь какое-нибудь фото ее тела, отсоединенного от закрепленных веревок на 1-ой ступени), которую я сделал после того, как ее отстегнули… Джейк»

ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ НА ЭВЕРЕСТЕ: СЕРГЕЙ АРСЕНТЬЕВ И ФРЕНСИС ДИСТЕФАНО В мае 1998 не вернулись с Эвереста Сергей Арсентьев и его жена Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev)...Пожалуйста, не

ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ НА ЭВЕРЕСТЕ: СЕРГЕЙ АРСЕНТЬЕВ И ФРЕНСИС ДИСТЕФАНО В мае 1998 не вернулись с Эвереста Сергей Арсентьев и его жена Френсис Дистефано (Francys Distefano-Arsentiev)...Пожалуйста, не

0 thoughts on “ЛЮБОВЬ И СМЕРТЬ НА ЭВЕРЕСТЕ: СЕРГЕЙ АРСЕНТЬЕВ И ФРЕНСИС ДИСТЕФАНО

Добавить комментарий