Месть – холодное блюдо или как уничтожить человека с помощью лжи.

Месть – холодное блюдо или как уничтожить человека с помощью лжи. Когда 19-летний Джефф Лонг впервые взял на руки свою новорожденную дочь, он был поражен тем спектром чувств, которые на него

Когда 19-летний Джефф Лонг впервые взял на руки свою новорожденную дочь, он был поражен тем спектром чувств, которые на него нахлынули. Он ощущал такое количество нежности, любви и ответственности за это крошечное человеческое создание, что расплакался прямо в больничном зале, стоя подле уставшей жены Сью, от которой не отходил все то время, пока она рожала. Именно он перерезал пуповину, соединяющую мать и дочь, тем самым словно впустив ребенка в этот мир. Тогда, по его воспоминаниям, он с жаром еще неопытного юноши поклялся защитить свою кровинушку от всех бед, которые будут подстерегать ее в этой жизни. Ему и в голову не могло прийти, что спустя много лет, его «маленькая принцесса», преобразовавшись во взрослую женщину, с лихорадочным блеском в глазах станет на людях оговаривать его, топить, словно нашкодившего котенка, ни на секунду не усомнившись в правильности своих поступков. Впоследствии у Лонга появится еще трое сыновей – Стив, Дэвид и Джеймс, но то первое чувство, испытанное отцом от рождения дочери Тины, останется с Джеффом навсегда, как самое яркое и сильное ощущение чуда рождения новой жизни.
В 1965 году Джеффу было всего 17 лет, когда он уже начал работать художником и декоратором. Яркий, красивый парень, не лишенный творческого дара, вскоре на одной из дискотек он познакомился с такой же симпатичной девушкой по имени Сью. В жизни двух молодых людей эта встреча стала судьбоносной, и спустя пару лет они уже нянчили крошечную Тину, пытаясь дать ей в жизни все, на что были способны. Сью сидела дома, пока муж мотался по миру, выстраивая свой бизнес. Разумеется, сменой подгузников и выносом горшков, по большей части, занималась Сью, ибо в 60-е годы в Англии мужчины считали это женской работой. Джефф и представить не мог, что через десятки лет его фраза «о женских обязанностях в семье» будет истолкована полицией и судом, как признак закоренелого мужского шовинизма.
По вечерам будних дней Сью иногда встречалась с подругами, а Джефф, как это часто бывает с мужчинами, рано обзавёдшимися семьей, скоро заимел интрижку на стороне, о которой, впрочем, жена ничего не знала.
Но, к 1970 году семья Лонгов, не выдержав испытания временем, разбилась о рифы быта, скуки и недопонимания. Джефф ушел из дому, но не забыл о Тине, практически полностью обеспечивая дочь и бывшую жену. Его бизнес набирал обороты, удачливый декоратор уже управлял довольно большой компанией. Как станет ясно позже, именно тогда, щедро удобренный разговорами о «жадном папе», в душе Тины и начнет созревать плод зависти, взращённый, в первую очередь, матерью. Детская душа, словно плодородный чернозем, жадно глотала мамины разговоры, лелея в сердце обиду на ушедшего распутного отца.
Лишним поводом для злости стало и то, что вскоре после ухода Джефф женился во второй раз, произведя на свет еще двоих сыновей – Стива и Дэвида. Он богател, и закономерно больше уделял времени и внимания новой семье, все же считая, что дочь ни в чем не обижена. Однако, видимо, уже тогда Тина задумывалась над местью, решая, как больнее ударить собственного отца, нащупывая его уязвимое место. Ей виделось, что сводные младшие братья, с которыми она никогда не встречалась, явно получают больше денег и заботы. И, вероятнее всего, это так и было, ибо впоследствии Джефф сам признается, что Тина с матерью жили небогато, ведь вышедшая рано замуж Сью никогда так и не работала, полагаясь лишь на обеспечение уже бывшего мужа.
А вот любовь Тины к отцу все дальше отходила на задний план. Отныне она все больше винила во всех своих бедах папу, некогда оставившую ее и бедную мать. Отец рисовался жадным кощеем, прячущим от глаз дочери свои доходы и безмерно балующим сыновей. Ему следовало за это отомстить.
Второй брак Джеффу тоже не принес успокоения мятущейся душе. Будучи по своей сути мужчиной неверным и любителем женской красоты, он вновь уходит из семьи, все также, по собственному обыкновению, обеспечивая брошенную вторую жену и сыновей. Джефф Лонг женится в третий раз, где у него рождается еще один сын – Джеймс.
Когда Тине исполнится 35 лет, напиваясь где-нибудь в барах, она начнет звонить отцу по ночам, заплетающимся языком обвиняя во всех бедах. К этим бредовым, ужасающим разговорам часто присоединялась Сью, науськивая дочь на бывшего мужа. Визгливо бранясь, обе они выкрикивали в трубку ругательства, клеймя Джеффа во всех мыслимых грехах. И, в конце концов, Тина неожиданно «вспомнила», что когда ей было восемь лет, отец регулярно стал насиловать ее по субботам, когда мать отсутствовала с подругами, играя в бинго-клубе.
От этих слов у Джеффа вставали волосы дыбом, а Сью и вовсе теряя самообладание, кричала об обращении в полицию Брайтона.
Спустя время так и произошло. Выслушав истеричную, заплаканную Тину, полицейские рассудили, что такое количество деталей о насилиях над нею никто не способен придумать, и поверили рассказу, предупредив, однако, что не станут открывать ее личность до судебного процесса.
В тот же день к Джеффу нагрянет полиция. «Я понятия не имел, что происходит, – расскажет он позже. — Меня никогда в жизни ни в чем не обвиняли. Но, услышав зачитанное подозрение в растлении собственной дочери, я опешил. Эти обвинения были настолько ужасающи и настолько обидны, что хотелось кричать. Мне рассказывали о какой-то розовой раковине в детской комнате Тины, в которой я смывал следы надругательства над ребенком с нее и себя. При этом в нашем доме такого предмета сантехники никогда не существовало. Я продолжал говорить следователям, что это клевета, но они все время повторяли одну и ту же фразу, что “не бывает дыма без огня”».
На следующий же день в семью Лонг пришли социальные работники, которые отныне пристально наблюдали за Джеффом, ведь у него рос маленький сын.
Но, Тине и этого было мало. Пока длился процесс расследования, не дожидаясь официального позора отца, она написала в газету гневную статью, где с особым садизмом и сладострастием описала все те зверства, которые якобы творил над ней Джефф. В статье она поведала, как отец называл ее «особой девочкой», а после каждого надругательства предупреждал, что это «их особый секрет», о котором она не должна никому рассказывать. В противном случае отец угрожал, что их семье «придет конец».
Буквально за неделю после этого жизнь оклеветанного мужчины начала разваливаться на куски. Соседи забрасывали их двор мусором и нечистотами, жена и сын плакали от ужаса и страха, хулиганы уродовали дом и машину, а клиенты удачливого дизайнера испарились с горизонта, предпочтя не общаться с бизнесменом, имеющим столь грязную репутацию.
Оказавшись первый раз в суде, и выслушивая весь поток грязи, обрушенный на него собственной дочерью, Джефф пытался держать себя в руках. Так вести себя ему советовали адвокаты. Но сам он позже будет вспоминать это, как сущий ад. Сидя на скамье подсудимых в Королевском суде, он не мог даже на нее смотреть, столько злости и желчи исходило от этой молодой женщины.
Казалось, полиция совершенно не имеет доказательств для обвинения Лонга, базируя весь судебный процесс лишь на одних свидетельствах Тины. Однако, было видно, что ему, молчаливому и немногословному, публика и присяжные верят мало. А вот заливающейся слезами девушке сочувствовали буквально все, бросая злые взгляды в сторону отца-садиста.
В этом же, 2010 году, к большому удивлению Джеффа и его адвокатов, мужчина был признан виновным. Без единой улики, лишь основываясь на словах Тины, суд отправляет его на 5 лет за решетку. В конечном счете, он был осужден за то, что являлся неверным мужем. На одном из заседаний прокурор сказал, что, так как его вторая жена была на восемь лет моложе Джеффа, а Луиза, третья жена, моложе уже на 18 лет, это свидетельствует о явных наклонностях педофила.
Впоследствии о первых месяцах тюрьмы он будет рассказывать, как о сущем кошмаре. Лежа в темноте и глядя в чисто выкрашенный потолок, он постоянно задавался одним и тем же вопросом «почему», и так и не находя ответа, проваливался в яму сна, чтобы с утра снова проснуться с этой мыслью. Со временем, он стал ощущать, что действительно во всем виновен сам, ведь это именно он изменял и врал женщинам, с легкостью их бросая и уходя в «иную гавань». Его начнут одолевать желания покончить с собой, и на свиданиях с Луизой, он постоянно просит его бросить, начав жизнь с начала. Но по какой-то неведомой причине жена верила ему. Быть может, только это и держало Джеффа на свете, заставив стать осторожным. Ведь однажды, рассказав своему сокамернику, за что сидит, Джефф получил сухую отповедь: «Никому не говори об этом здесь, иначе ты – покойник».
Знавшая, как ей казалось, своего мужа, Луиза обратится в полицию и затребует у нее все 3600 страниц дела, оплатив их копирование. Долгими вечерами, не имея юридического образования, она изучала все описанные улики и свидетельства, делая для себя пометки в блокноте. И ее труды окажутся спасительными для Джеффа. Найдя множество несоответствий в деле, обойдя бывших соседей осужденного мужа, и поговорим со множеством дававших показания по делу людей, она поймет, что обвинение Джеффа Лонга являлось не просто катастрофической судебной ошибкой, а по-настоящему сфабрикованным делом.
К примеру, в деле значилось, что обыск дома семьи Лонг не выявил наличия в бывшей комнате Тины никаких раковин. Для того, чтобы в этом убедиться, полиция даже вскрыла пол, и залезла в подвал дома, осмотрев развод коммуникаций. А бинго-клуб, куда мать Тины, якобы, отправлялась играть по субботам и во время отлучек которой и происходило насилие, был закрыт за 10 лет до описываемых событий. Луизе даже удалось отыскать любовницу Джеффа, с которой он изменял Сью. Большинство суббот, означенных Тиной, как дни насилия над нею, неверный мужчина проводил как раз с любовницей, что та и подтверждала.
В деле даже значилось, что, будучи в пьяном угаре, однажды Тина вызвала сводного брата Стива на разговор в бар. Где в процессе общения, усмехаясь, призналась, как мастерски топит их общего отца, выдумывая россказни о насилии над собою. На следующее утро Стив отправился сообщить об этом в полицию, но следователи по делу отказались принимать его свидетельства, в конце концов, даже официально обвинив его в искажении отправления правосудия.
Поняв, что теперь у нее есть дополнительные данные по делу, Луиза инициировала пересмотр осуждения Джеффа. И пусть и крайне неохотно, но 28 января 2015 года, суд назначил пересмотр дела. Пройдя множество унизительных заседаний, Джефф Лонг был оправдан. И произошло это, главным образом, по причине того, что представив суду неопровержимые доказательства в клевете, и проведя перекрестные допросы с ее матерью, адвокаты Джеффа все-таки добились от Тины признания во лжи. Впрочем, сказать, что женщина испытывала угрызения совести по этому поводу, невозможно. На судебных слушаниях она все также винила отца во всех произошедших с нею бедах, постоянно говорила о недополученных деньгах, и, проклиная, называла развратником.
Восстановив справедливость, Джефф по-прежнему признает, что находится в полном смятении. «Сначала я был ошарашен, — говорит мужчина. — После того, что я пережил, трудно было понять, что отныне я свободен. Я до сих пор не могу для себя уяснить, как судебная система Англии может допускать подобные ошибки. Это не только бесполезная трата денег налогоплательщиков на проведение множества судебных заседаний и полицейских расследований. Это еще и демонстрирует, как устроен подход правоохранительной системы к рассмотрению дел о педофилии. Теперь я живу с осознанием, что многие люди, слыша истории о растлении малолетних детей, считают, что «не бывает дыма без огня»».
Джефф и Луиза до сих пор пытаются понять мотивы Тины и Сью. Однако, теперь некогда неверный мужчина сделал для себя важный вывод – он виновен в разрушении нескольких семей, обиде женщин и своих детей. «Я был наказан за множество обманов и измен,» — так считает он, в тоже время, признавая, что 5 лет жизни в тюрьме и полная потеря доброго имени являются слишком тяжелым наказанием.

Месть – холодное блюдо или как уничтожить человека с помощью лжи. Когда 19-летний Джефф Лонг впервые взял на руки свою новорожденную дочь, он был поражен тем спектром чувств, которые на него

Месть – холодное блюдо или как уничтожить человека с помощью лжи. Когда 19-летний Джефф Лонг впервые взял на руки свою новорожденную дочь, он был поражен тем спектром чувств, которые на него

Месть – холодное блюдо или как уничтожить человека с помощью лжи. Когда 19-летний Джефф Лонг впервые взял на руки свою новорожденную дочь, он был поражен тем спектром чувств, которые на него

0 thoughts on “Месть – холодное блюдо или как уничтожить человека с помощью лжи.

Добавить комментарий