Ромашки с погоста.

Ромашки с погоста. «Мои любимые цветы - ромашки, обыкновенные, полевые. Очень хотелось мне такие ромашки посадить у себя под окном.И вот как-то раз пришлось мне проходить мимо кладбища проезжей

«Мои любимые цветы — ромашки, обыкновенные, полевые. Очень хотелось мне такие ромашки посадить у себя под окном.
И вот как-то раз пришлось мне проходить мимо кладбища проезжей дорогой. Иду, смотрю на могилки. И вижу — на одной из них растут ромашки, обыкновенные, полевые, такие высокие, с крупными цветами. А был уже август месяц — можно собирать семена на посев. Что я и сделала. Собрав семена, принесла их домой и в этот же день посеяла в палисаднике.
Через год, весной, ромашки дружно взошли, а уже летом глаз радовали их беленькие головки. В одну из летних ночей, а это опять же было в августе, мне пришлось ночевать дома одной. Где-то примерно часа в три ночи я проснулась от стука: как будто кто-то перепрыгнул через заборчик палисадника и прошел вперед, даже слышно было, как заскрипел забор под тяжестью тела.
Я встала с кровати, подошла к окну и открыла створку. И действительно, я увидела фигуру человека в белой одежде. И почему-то катающуюся по ромашкам. Валяться по земле мог только пьяный человек, но почему здесь Я пригляделась внимательней. От ближнего дома через дорогу падал неяркий свет лампочки, и я как-то неясно увидела лицо этого человека: бледное, с большими темными кругами под глазами и широкой улыбкой, застывшей на лице. Судя по одежде, это была женщина. Когда я окликнула ее и спросила, что она здесь делает, женщина, сидя на земле, повернула ко мне свое лицо так, что я уже более ясно его увидела. И поразилась страшной догадкой. Это были не большие темные круги под глазами, а пустые глазницы голого черепа, внутри которых светились яркие желтые точки, буравившие меня. И лицо украшала не улыбка, открывающая зубы, а оскал мертвеца. Женщина (или кто) протянула руку в мою сторону, и палец ее показал на меня.
По моему телу как бы прошел разряд электрического тока, я на миг остолбенела от ужаса и не могла пошевелиться. Кожа на голове похолодела, и волосы, кажется, встали дыбом. Так несколько мгновений я стояла, не в силах что-либо предпринять. Наконец, во мне сорвалась как бы какая-то пружинка: я стремительно захлопнула окно, задернула занавеску и прыгнула в кровать, зарывшись с головой под одеяло. Меня била дрожь, как от сильного мороза, а зубы выбивали дробь.
Ясная догадка сразу осенила меня: это пришел тот, с чьей могилки я когда-то собрала семена цветов!
К счастью, летние ночи коротки. Забрезжил рассвет, замычали коровы, идущие на луг, захлопали ворота: с приходом дня исчезает и страх. Я выглянула в окно. Там, в палисаднике, конечно же, никого не было; стояли совершенно непримятые и свежие ромашки.
Когда я вышла во двор, соседка, баба Даша, пристально взглянув на меня, спросила, здорова ли я Я рассказала ей странную ночную историю. «Вот что, девонька. Ты эти ромашки вырви все и унеси их обратно, где взяла… Тоже, нашла себе семенной магазин!» — пожурила она меня.
Дождавшись, когда солнце повыше встанет, я, нисколько не сожалея, вырвала с корнем все ромашки и, сложив их в пакет, понесла на кладбище. Отыскав знакомую могилку, высыпала содержимое пакета через могильную оградку и быстро пошла прочь не оглядываясь. На своей спине я как бы чувствовала буравящие меня огоньки в темных глазницах…»
Л.Большакова,
пос.М.-Голоустное,
Иркутская обл.

Добавить комментарий