Сибирский потрошитель мучил и убивал школьниц в своей квартире

Сибирский потрошитель мучил и убивал школьниц в своей квартире В этом ему помогала мать.Александр Спесивцев, известный как Новокузнецкий монстр. С 1991 по 1996 годы в своей квартире он убил по

В этом ему помогала мать.Александр Спесивцев, известный как Новокузнецкий монстр. С 1991 по 1996 годы в своей квартире он убил по меньшей мере 19 подростков и молодых женщин. Перед тем как умереть, жертвам маньяка предстояло вынести жестокие истязания, которые могли продолжаться несколько дней. Мать Спесивцева прекрасно знала, чем занимается ее сын, и даже принимала непосредственное участие в его злодеяниях.
Гитлер, спички и сломанный лифт
Александр Спесивцев родился 1 марта 1970 года в Новокузнецке. Он стал вторым ребенком в семье после старшей сестры Надежды. Их отец Николай любил спиртное и красивых женщин — и не скрывал свои измены от супруги Людмилы. Однако та терпела и на развод решилась только, когда Александру исполнилось 15 лет. Но к этому времени вечно пьяный глава семейства успел изрядно попортить жизнь своим близким.
Людмила всякий раз кидалась на защиту детей, особенно сына. К Александру мать всегда питала особую любовь и жалость: он хоть и родился в срок, но с дефицитом веса, а после рос болезненным ребенком. Гиперопека дошла до того, что собственной кроватью мальчик обзавелся лишь в 12 лет, а до этого спал с матерью. Александр рос нелюдимым ребенком, имел довольно склочный характер и отличался тягой к хулиганству.
Больше всего от выходок школьника страдали соседи по подъезду многоэтажки на Пионерском проспекте. В какой-то момент Спесивцев сделал своим кумиром Адольфа Гитлера, и вскоре стены подъезда покрылись изображениями свастики и хвалебными надписями в адрес фашистского диктатора. Спички в замках, сломанные почтовые ящики, сожженные дверные звонки и кнопки лифта — все это тоже было делом рук Александра.
Кстати, в лифт Спесивцев заходил исключительно с целью вандализма. По каким-то странным соображениям все члены семьи Александра, включая его самого, поднимались в свою квартиру номер 357 на девятом этаже только по лестнице. Первое время жильцы других квартир подъезда пытались жаловаться Людмиле на ее сына, но та категорически отвергала любые обвинения, а потом и вовсе стала плевать «клеветникам» в лицо. В итоге соседи стали обходить странную семью стороной.
Любовь психопата
Между тем Спесивцев начал воровать газеты и журналы из искореженных им же почтовых ящиков, а потом дошел и до воровства оставленных в подъезде велосипедов. Но вскоре Александр попался: он проник в школьный кабинет при помощи отмычки и стащил оттуда радиодетали. После этого его попытались отправить в кемеровскую школу для несовершеннолетних нарушителей, но тут на защиту юного вора в очередной раз встала его мать.
Ей удалось убедить школьное руководство дать ее сыну шанс на исправление, и Александра оставили в школе. К слову, Людмила Спесивцева и сама промышляла воровством, за что и лишилась должности завхоза в одной из школ Новокузнецка: там обнаружилась крупная недостача мыла, лампочек и метел. Следующим местом работы Спесивцевой стал суд, куда она устроилась помощником незрячего адвоката. В этом ей помогла дочь Надежда, которая трудилась в суде секретарем.
Теперь Людмила приносила домой тома уголовных дел, которые пестрили фотографиями растерзанных жертв. Содержимое папок очень заинтересовало Александра, и многие вечера семья Спесивцевых коротала за изучением подробностей убийств. Это увлекало молодого человека куда больше, чем учеба в школе, которую он окончил с трудом, а после так никуда и не поступил. Сначала Спесивцев подрабатывал мастером по ремонту мелкой бытовой техники, а в 1988 году собрался в армию.
Правда, отслужить ему не довелось: при прохождении медкомиссии выяснилось, что у призывника серьезные проблемы с психикой. Поэтому вместо воинской части он попал в новокузнецкую психбольницу, но после непродолжительного лечения вернулся домой. А в 1991-м году 21-летний Спесивцев познакомился с 17-летней Евгенией Гусельниковой — у них начался роман. Александр даже был представлен семье своей возлюбленной как будущий жених, но свадьба так и не состоялась. В какой-то момент Спесивцев начал придираться к девушке по пустякам, а закончилось все тем, что он избил Гусельникову до такого состояния, что та попала в больницу с травмой головы.
Замученная невеста
Избив девушку, Спесивцев и не думал оставить ее в покое. Он пришел в палату к Гусельниковой и снова кинулся на нее с кулаками: от новых увечий девушку спасли вовремя подоспевшие медсестры. После этого Евгения решила оборвать все контакты с Александром и начать новую жизнь, но у того были другие планы. Спесивцев обманом заманил девушку к себе домой, чтобы уже никогда не выпустить. К тому времени его мать и сестра съехали на другую квартиру — якобы чтобы не мешать будущим молодоженам устраивать свой быт.
Спесивцев долго издевался над своей жертвой — морил голодом, избивал, резал ножом и прижигал зажигалкой, заглушая крики громкой музыкой. Соседи, привыкшие к шуму из квартиры 357, не обращали внимания. Да и родители Гусельниковой не сразу хватились дочери: они думали, что девушка проводит время со своим будущим мужем. В милицию они обратились лишь спустя месяц после исчезновения Евгении. Вскоре оперативники отправились к Спесивцеву и выломали дверь в его квартиру.
Девушка была мертва: ее истерзанное тело, на котором не было живого места, Спесивцев уложил в кровать, а сам спал рядом. Судмедэксперты установили, что Гусельникова умерла от сепсиса. Между тем признанный невменяемым Спесивцев категорически отрицал, что издевался над своей невестой и морил ее голодом. Больше того, он стал утверждать, что преданно ухаживал за Евгенией, которая болела и отказывалась есть. Поддерживала версию сына и Людмила: ее настолько возмутили обвинения, что она даже кидала камни в одно из окон местной прокуратуры.
Вскоре Александр вновь отправился на принудительное лечение — на этот раз в специализированную лечебницу в Орловской области. Незадолго до этого, коротая дни в СИЗО, маньяк набил себе на руке букву «Е» в память о замученной им возлюбленной. Но Спесивцев все же не терял надежды устроить свою личную жизнь. А для того, чтобы получать от секса новые ощущения, уже в больнице он вживил под кожу полового члена металлический шарик.
«Я просто ненавижу таких людей»
Вместо удовольствия интимный пирсинг принес Спесивцеву большие проблемы: у него началось загноение и сильные боли в паху. После трех лет лечения мужчина, признанный неопасным для общества, покинул психбольницу с сильным воспалением. Спесивцев поселился с сестрой и матерью, но отнюдь не стремился к социальной адаптации. Вместо поисков работы он стал ошиваться на вокзале Новокузнецка, где то и дело прибивался к компаниям бомжей. Маргиналы были рады бутылке портвейна, которую приносил с собой Александр, и, выпив, принимались жалеть его.
Но такое времяпровождение вскоре наскучило Спесивцеву. В конце февраля 1996 года на вокзале он познакомился с 20-летней Еленой Труновой, которая работала нянечкой в детском саду. Девушка согласилась пойти в гости к новому знакомому. По воспоминаниям самого Спесивцева, в квартире он рассказал Труновой про свои проблемы из-за интимного пирсинга, и та якобы усмехнулась. Между ними началась ссора, в какой-то момент Елена обматерила Александра — и он сорвался:
«Вы засыпаете с болью и просыпаетесь с болью. Потом тебе еще кто-то в глаза об этой болезни говорит или напоминает об этой теме. Я просто ненавижу, я просто ненавижу таких людей».
Вдоволь поиздевавшись над жертвой, маньяк убил и расчленил Трунову, а избавиться от останков приказал своей матери, которая безропотно отнесла их на пустырь и закопала под покровом ночи. Месяц спустя Людмила Спесивцева вновь отправилась на пустырь с ведрами, в которых лежали части тела третьей девушки, которую маньяк заманил в свою квартиру.
Кровавая жатва
В апреле того же 1996-го Спесивцев приметил компанию подростков 11-13 лет, которые слонялись без дела по стройке городского универмага. Он подошел к школьникам, предложил им закурить, а потом стал подбивать отправиться вместе с ним и обокрасть квартиру. Подростки решили, что Спесивцев предлагает им увлекательное приключение, и пошли за новым знакомым.
Александр привел школьников в свою квартиру, запер дверь и приказал идти в спальню. Как только компания вошла в комнату, маньяк достал нож и перебил подростков одного за одним, а потом сложил тела в угол, накрыл тряпкой и стал дожидаться мать (она к тому времени устроилась работать сторожем в детский сад и по-прежнему жила с дочерью в другой квартире). Сына Спесивцева навестила лишь через неделю после массового убийства и в коридоре наткнулась на шесть разлагающихся тел, от которых ей предстояло избавиться.
Позже маньяк утверждал: он не знал, что его мать сделала с ними, но уже на следующее утро в квартире ничто не напоминало о бойне. Предположительно, расчлененные тела Спесивцева выбросила в реку Абу, протекавшую неподалеку от их дома.
В мае 1996 года Спесивцев вновь отправился на стройку и неподалеку от нее познакомился с четырьмя девочками-подростками. Их маньяк заманил к себе домой предложением продавать мыло. От тел зарезанных Спесивцевым школьниц в очередной раз избавилась его мать. К тому времени останками жертв Спесивцевы начали подкармливать своего питомца — огромного ньюфаундленда. Ели ли они сами человечину, неизвестно: факт людоедства вся семья категорически отрицала.
Темные воды
Между тем Спесивцев продолжал убивать: в мае 1996 года, помимо четырех школьниц, в «нехорошей» квартире погибли еще как минимум семь человек. Несмотря на довольно отталкивающую внешность, маньяк умел расположить к себе подростков, которые, забыв про осторожность, шли в его логово. При этом часть жертв в квартиру заманила Людмила Спесивцева. Особенно легко поддавались уговорам братья и сестры, гулявшие вместе и из-за этого чувствовавшие себя в безопасности. Так, от рук маньяка погибли 11-летняя Ольга и 9-летний Александр Носовцы, а несколько дней спустя — 13-летняя Ирина и 12-летний Дмитрий Воробьевы.
Постоянные исчезновения детей и девушек в Новокузнецке не могли остаться без внимания правоохранительных органов, к которым с заявлениями обращались близкие пропавших. Но сразу выйти на след Спесивцева оперативникам не удалось. При этом отрабатывались разные версии: по одной из них, пропавших могли угонять в рабство в Чечню. Поэтому на причастность к исчезновениям были проверены члены всех кавказских организованных преступных группировок (ОПГ) Новокузнецка. Но бандиты категорически отрицали свою вину, а прямых улик у следствия не было. Были и другие предположения — к примеру, что исчезнувшие стали жертвами черных трансплантологов.

Сибирский потрошитель мучил и убивал школьниц в своей квартире В этом ему помогала мать.Александр Спесивцев, известный как Новокузнецкий монстр. С 1991 по 1996 годы в своей квартире он убил по

Сибирский потрошитель мучил и убивал школьниц в своей квартире В этом ему помогала мать.Александр Спесивцев, известный как Новокузнецкий монстр. С 1991 по 1996 годы в своей квартире он убил по

Сибирский потрошитель мучил и убивал школьниц в своей квартире В этом ему помогала мать.Александр Спесивцев, известный как Новокузнецкий монстр. С 1991 по 1996 годы в своей квартире он убил по

Сибирский потрошитель мучил и убивал школьниц в своей квартире В этом ему помогала мать.Александр Спесивцев, известный как Новокузнецкий монстр. С 1991 по 1996 годы в своей квартире он убил по

0 thoughts on “Сибирский потрошитель мучил и убивал школьниц в своей квартире

Добавить комментарий