Смерть Маяковского

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Москва, 14 апреля 1930 года.
Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов Нью-Йорка. Маяковский не испытывал нужды, но в свои 36 жил в обычной коммуналке на Лубянке и всего лишь мечтал об отдельном жилье.
Личная жизнь Владимира представляла собой хаос. Все завертелось со знакомства с Бриками. Сначала Маяковский прочитал у них на квартире еще не опубликованную поэму «Облако в штанах», а затем взвалил на себя часть супружеских обязанностей Осипа Брика и врос в эту семью.
Лиля Брик определенно имела власть над поэтом именно такие женщины его и привлекали. Между Володей и Лилей с венерианским жаром вспыхнул роман, но Осип в этой истории не стал третьим лишним. «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал», вспоминала Лиля о странном тройственном союзе.
Параллельно любвеобильный поэт имел отношения и с другими женщинами. В 1921 году Маяковский подарил сына архитектору Лавинскому в результате интрижки с его женой Елизаветой, а в 1926-м русская эмигрантка из Нью-Йорка Елизавета Зиберт родила от Владимира дочь. В 1928 году Маяковский атаковал 22-летнюю парижанку Татьяну Яковлеву. Поэт видел в ней будущую жену и требовал, чтобы Татьяна вернулась Россию но вскоре она вышла замуж за другого парня.
Последнюю попытку наладить семейную жизнь Маяковский предпринял в 1929-м, когда познакомился с 21-летней артисткой Вероникой Полонской. Она была женой актера Михаила Яншина, однако принимала ухаживания поэта, хотя и от мужа уходить не планировала.
К 1930 году клубок нераспутанных проблем в жизни Маяковского достиг титанических размеров. Он все еще безуспешно добивался, чтобы Полонская бросила Яншина, но хватало и других неудач. С оглушительным треском провалилась пьеса «Баня». Газеты просто уничтожали Владимира мол, исписался. Сам Маяковский, похоже, также разочаровался и в советской власти, и в своем творчестве, ее воспевавшем. Депрессия вылилась в многочисленные болячки, которые сильно ослабили мужчину в самом расцвете лет.
12 апреля Маяковский выступил перед читателями в Политехническом институте, но вместо восторгов услышал из зала одни оскорбления. Вечером следующего дня совершенно подавленный Владимир появился в доме писателя Валентина Катаева. Вскоре там оказалась Полонская в компании Яншина и его коллеги Ливанова.
Владимир помрачнел еще больше, а Ливанов и Яншин принялись его троллить. «Маяковский, все хорошие поэты скверно кончали: то их убивали, то они сами убивали себя. Когда же вы застрелитесь» зло пошутил Ливанов. Поэт не огрызался и молча выслушивал о себе грязные шуточки. «Зачем вы его обижаете Вы разве не видите, что он сам не свой» ругалась жена Катаева. Ее слова будто не заметили, глум над поникшим Маяковским продолжался до конца застолья.
В четыре утра все разъехались, а Владимир, вероятно, не смог заснуть. В восемь часов он разбудил звонком Полонскую и сообщил, что хочет с ней серьезно поговорить. Около десяти утра поэт привез любовницу к себе на Лубянку и завел очередную шарманку с требованием уйти от Яншина.
Но Полонская не была настроена на разговор. В то же утро Немирович-Данченко ждал ее на репетиции. Леди сильно спешила, что еще больше выводило Маяковского из себя. «Опять этот театр! Я ненавижу его, брось его к чертям! Я не могу так больше, я не пущу тебя на репетицию и вообще не выпущу из этой комнаты!» с этими словами Владимир запер дверь и положил ключ в карман.
После он уселся на пол возле Полонской и зарыдал. Вероника гладила его по голове, признавалась в любви, но в то же время давала понять, что торопится, а театр никогда не бросит. Маяковский гарцевал по комнате, требуя все или ничего.
Полонская встала с дивана и направилась к выходу. Провожать ее Владимир отказался. «Нет, девочка, иди одна. Будь за меня спокойна», внезапно улыбнулся он. Маяковский протянул возлюбленной 20 рублей на такси и пообещал позвонить позже.
Вероника шагала по коридору, когда прозвучал выстрел. Перепугавшись, она на секунду замерла, а затем побежала назад. Маяковский лежал на полу с крохотным алым пятном на груди, над ним висело облачко дыма от пороха. Рядом валялся браунинг. Владимир, простреливший одним выстрелом сердце, почку и легкое, пытался приподнять голову и что-то сказать. Прибежавшие соседи велели Полонской встречать карету скорой. Когда Вероника вернулась с врачами, поэт был уже мертв.
О смерти Маяковского до сих пор ходят легенды. Все они основаны на словах людей, не знакомых с Владимиром достаточно близко. Для них он был невероятным весельчаком и оптимистом, который точно не стал бы стреляться. Настоящего Маяковского нервного, импульсивного и рефлексирующего знали единицы. Например, Лиля Брик, сообщившая, что поэт уже пытался застрелиться в 1916 году, когда пуля дала осечку, а выпустить вторую он не отважился.
Сторонники постановочного суицида придирались к путанице в показаниях свидетелей о положения тела. Часть из них утверждала, что Маяковский лежал ногами к двери, часть что головой. Якобы перемещение трупа могло отвести подозрения от потенциального убийцы, который и это не менее очевидно покинул квартиру в шапке-невидимке. Некоторых смутила посмертная маска погибшего, где кажется, что у него сломан нос как если бы от выстрела себе в грудь Маяковский не завалился на спину, а тюкнулся лицом в пол.
В соучастии в убийстве подозревали и Бриков, у которых внезапно нашлись чекистские корочки. Босс ОГПУ Яков Агранов, желавший поскорее похоронить Маяковского, также навлек на себя подозрения. Версия устранения Владимира с помощью спецслужб замечательно стыкуется с разочарованием поэта в режиме. Но какой ущерб советской власти мог нанести абсолютно опустошенный и запутавшийся в жизни человек, которого не желали слушать даже в маленьких залах, загадка.
Вопросы вызывает и дата предсмертной записки Маяковского. В ней значится 12 апреля, хотя все произошло 14-го. Фанаты теории заговора уверены, что почерк поэта подделан, а покушение на него планировалось именно 12 числа. К тому же Владимир не мог знать заранее, чем завершится финальный разговор с Вероникой. Но, похоже, что к моменту написания записки Владимир уже утратил иллюзии насчет женитьбы на Полонской, а 14 апреля он решающим образом убедился, что семейного счастья в таком виде, в каком он его себе представлял, с этой девушкой не построить.
В бессильном отчаянии Владимир мог бы устроить в квартире кровавую бойню, но предпочел исключить из любовного уравнения только себя.
***
Фото Маяковского вскоре после выстрела в закрытой группе:

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Смерть Маяковского. Москва, 14 апреля 1930 года. Сейчас может показаться странным, что у главного поэта революции не было виллы на берегу озера Комо или особняка в одном из уютнейших районов

Источник

Добавить комментарий