В детстве она мечтала стать кинозвездой

В детстве она мечтала стать кинозвездой Знакомые прочили ей блестящую карьеру на подиуме или в театре – с такой внешностью девушка могла покорить любые подмостки. Ее красивое лицо было обрамлено

Знакомые прочили ей блестящую карьеру на подиуме или в театре – с такой внешностью девушка могла покорить любые подмостки. Ее красивое лицо было обрамлено белокурыми волосами, а большие голубые глаза невинно смотрели из-под пышных ресниц – ну просто ангел. Заключенные ее так и называли — «Ангел Смерти». А еще «Прекрасное чудовище», «Светловолосый дьявол», «Гиена Освенцима». Ирма Грезе – самая юная и самая жестокая надзирательница нацистских концлагерей. За свои 22 года эта женщина зверски замучила до смерти столько людей, что иные мужчины-надзиратели поражались ее бесчеловечности.Она появилась на свет в 1923 году в маленьком немецком городке Пазевальк в бедной многодетной крестьянской семье, которую сегодня, пожалуй, определили бы как неблагополучную и взяли на контроль социальных служб. Судите сами: в 1936 году мать 12-летней Ирмы – Берта Грезе — покончила с собой, выпив раствор соляной кислоты. Ее отец, Альфред, вкалывал на молочном заводе и не успевал заниматься воспитанием своих пятерых детей. Неизвестно, заметил ли он, что его старшая дочь в 15 лет бросила школу и поступила в «Союз немецких девушек» (женское подразделение Гитлерюгенд) — организацию, в которой юным фройляйн вдалбливали в их неокрепшие умы нацистскую идеологию. Ирме, судя по всему, все эти бредни про недочеловеков и превосходство арийской расы пришлись по душе – провинциалка-недоучка стала одной из активисток в Союзе.
Однако за членство в «Союзе» никто не платил, так что Грезе пришлось найти работу: какое-то время она состояла помощницей медсестры в одном из санаториев СС. Однако такая спокойная деятельность не соответствовала резкому нраву Ирмы. Так что когда в 1942 году в Германии объявили набор женщин во вспомогательные подразделения СС, она записалась, не раздумывая. «Надзор за заключёнными», «Работа, не требующая усилий» — так вполне невинно рекламировали работу надзирательниц концлагерей в немецкой прессе. Желающие получить эту должность должны были быть физически здоровыми, не иметь судимости, знать на зубок нацистскую идеологию. Соискательницам сулили отличные условия труда, обещали проживание за казенный счет, форменную одежду и высокую зарплату — все, что нужно амбициозной красотке Ирме.
Она попала на курсы в специализированный женский концлагерь Равенсбрюк, который считался тренировочной базой для 5000 Aufseherin (надзирательниц). Чему ее учили Жестокому обращению с заключёнными, невосприимчивости к страданию других, раскрытию саботажа. Согласно замыслу Теодора Айке — создателя системы концентрационных лагерей в нацистской Германии — эсэсовцы должны были относиться к узникам крайне враждебно, а всякие признаки сострадания к ним подавлять в зародыше. Однако, несмотря на формальные предписания, перед персоналом концлагерей все же был выбор между добром и злом. Встречались надсмотрщицы гуманные — те, что брали узниц к себе в обслугу на долгое время. Но в большинстве своем попадались такие, что изобретали зверские способы насилия и пыток. Вот имена некоторых из них: Герта Оберхойзер, Хильдегард Нойманн, Эмма Циммер, Иоганна Лангефельд, Мария Мандель, Анна Клайн-Плаубель, Доротея Бинц, Луиза Бруннер, Лотта Тоберенц, Иоганна Борманн, Тереза Брандл, Гермина Браунштайнер, Грета Бэзель, Эрна Воллиш, Рут Нойдек, Маргарет Рабе, Ида Шрайтер. Большинство из них были арестованы и казнены по решению послевоенных судебных процессов. Однако были и такие, кому удалось избежать возмездия — например, старшая надзирательница Равенсбрюка Хильдегард Нойманн скрылась из лагеря накануне освобождения. Ее последующее местонахождение так и не удалось установить. Есть данные, впрочем не подтвержденные, что она эмигрировала в США и умерла в 2011 году в возрасте 92-х лет.
Но вернемся к Ирме Грезе. Приобретя необходимые навыки в Равенсбрюке, она получила должность SS-Oberaufseherin — старшей надзирательницы в женском лагере смерти Аушвиц. На тот момент ей было всего 19 лет. Надо сказать, что этот пост был вторым по значимости после коменданта концлагеря. Как столь юная особа получила такую статусную и высоко оплачиваемую работу Все благодаря отменным физическим данным, крайней жестокости и своей верности фюреру — она была действительно фанатично предана нацистским идеалам. На новой должности Грезе следила за 30 бараками, в которых содержались около 30 тысяч женщин. Эти несчастные по 20 часов в сутки укладывали камни, стоя по щиколотку в грязи – в стужу, в дождь и ветер. А всемогущая Ирма стояла на возвышении и наблюдала за своими «подопечными», держа на поводках свирепых псов. Обессилевших узниц Грезе просто затравливала собаками.
Заключенные никак не могли понять: как при такой ангельской внешности эта женщина может быть столь бесчеловечно жестока Говорят, когда Ирма шла от барака к бараку, благоухая дорогими духами, даже узницы смотрели ей восторженно вслед – так она была хороша. Вопреки уставу, Грезе не носила служебной формы — вместо мундира надевала голубой жакет в обтяжку поверх белой блузы, который должен был подчёркивать цвет её глаз и отличную фигуру. Вместо кожаного хлыста — инкрустированный жемчугом, со стальными вставками. Ее особым образом подкованные офицерские сапоги были слышны за полсотни метров. Ей нравилось вызывать у окружающих одновременно восхищение и страх. По словам Гизеллы Перл, одной из бывших заключенных Аушвица, Грезе была самой красивой женщиной, которую она когда-либо видела. При этом та же Гизелла назвала Ирму «самым испорченным и злобным существом на свете».
Методы этой молоденькой надзирательницы были действительно чудовищными. Она носила тяжелые сапоги, хлыст и дубинку, которыми по очереди методично забивала насмерть узниц. Изуверке доставляло особое удовольствие «трепать» пленным нервы: Ирма выстраивала заключенных в ряд и устраивала любимый аттракцион – «русскую рулетку»: наводила пистолет на всех по очереди. Женщины падали в обморок, ожидая, на кого же белокурое чудовище спустит курок. Сохранились воспоминания о том, что она намеренно морила голодом собак, чтобы затем спускать их в толпу плененных женщин и с хохотом наблюдать, как те в клочья рвут беспомощных жертв. Грезе лично формировала группы смертниц для газовых камер. Садистка любила подолгу наблюдать за медицинскими экспериментами, которые проводил ее друг и любовник доктор Йозеф Менгеле (прозванный заключенными «Доктор Смерть»). Особое наслаждение она получала от операций по удалению женской груди. Не пропускала Грезе и роды, которые случались у узниц: дьяволица туго связывала роженице ноги и входила в экстаз от ее криков боли.
Помимо прочего садизм старшей надзирательницы Аушвица носил сексуальный характер. Причем для удовлетворения своей извращенной похоти она отбирала узников обоих полов. «Она была лесбиянкой. Прежде всего, ей нравились молодые, красивые девушки, особенно польки», — вспоминала бывшая узница №26281 Станислава Рахвалова. Грезе выбирала самых красивых женщин, подвергала их сексуальному насилию, а потом убивала. Интимные отношения с представителями «низшей расы» были строго запрещены, но Ирма нашла выход из положения: номер избранницы она включала в список тех, кого отправляли в газовые камеры. Так жертвы уносили свою тайну в могилу.
Однако не только заключенные были объектами ее вожделения: частенько в постели у жестокой нимфоманки оказывались охранники лагеря, а также его комендант — Йозеф Крамер («Бельзенский зверь»). Она любила и умела соблазнять, пользуясь преимуществами своей эффектной внешности. Грезе выбирала для своих многочисленных романов в основном высших по званию офицеров. Справедливости ради заметим, что ряд источников указывают на то, что документальных доказательств сексуальных отношений Грезе с коллегами нет.
17 апреля 1945 года Ирма Грезе, переведенная незадолго в концлагерь Берген-Бельзен, была взята в плен британскими пехотинцами и отдана под суд. Процесс по преступлениям сотрудников этого лагеря получил название Бельзенского. Его инициатором стал британский военный трибунал, который разобрал дела 45 охранников и надзирателей. Половина из них были женщинами. Подсудимых должно было быть больше, но не все дожили до судного дня: 17 человек умерли от тифа, которым заразились в Берген-Бельзене на разборке трупов, троих застрелили при попытке бегства, один повесился сам. Процесс длился с сентября по ноябрь 1945 года в городе Люнебурге. Всех обвиняемых признали виновными в преступлениях против человечества и приговорили к казни через повешение.
Приговор Грезе встретила с каменным лицом. Пребывая вместе с другими арестованными во временном следственном изоляторе, она давала интервью британской прессе. «Почему ты совершала все эти ужасные вещи» – задал ей вопрос журналист. «Это было наше задание, чтобы очистить Германию от антисоциальных элементов и обеспечить будущее нашему народу!» – невозмутимо ответила Ирма. В своем прощальном письме братьям и сестрам Грезе написала, что остается до конца верной идеалам Третьего рейха и хочет умереть за «Vaterland». Пообещала, что по дороге к месту исполнения приговора, будет держать правую руку на левой груди (поднятие руки было запрещено), выполнив, таким образом, последнее нацистское приветствие-прощание.
Она была повешена 13 декабря 1945 года в тюрьме Хамельна в возрасте 22 лет. Ирма Грезе стала самой младшей осужденной женщиной, казнённой британским судом. По свидетельству охранников, в ночь перед казнью она со своей коллегой по лагерю, медсестрой Элизабет Фолькенрат, громко распевала фашистские гимны и хохотала. Совершил процедуру повешения английский палач Альберт Пирпойнт. Когда он набросил на шею Ирмы петлю, она с нарочитым безразличием обратилась к нему: «Быстрее!».

В детстве она мечтала стать кинозвездой Знакомые прочили ей блестящую карьеру на подиуме или в театре – с такой внешностью девушка могла покорить любые подмостки. Ее красивое лицо было обрамлено

В детстве она мечтала стать кинозвездой Знакомые прочили ей блестящую карьеру на подиуме или в театре – с такой внешностью девушка могла покорить любые подмостки. Ее красивое лицо было обрамлено

В детстве она мечтала стать кинозвездой Знакомые прочили ей блестящую карьеру на подиуме или в театре – с такой внешностью девушка могла покорить любые подмостки. Ее красивое лицо было обрамлено

В детстве она мечтала стать кинозвездой Знакомые прочили ей блестящую карьеру на подиуме или в театре – с такой внешностью девушка могла покорить любые подмостки. Ее красивое лицо было обрамлено

В детстве она мечтала стать кинозвездой Знакомые прочили ей блестящую карьеру на подиуме или в театре – с такой внешностью девушка могла покорить любые подмостки. Ее красивое лицо было обрамлено

В детстве она мечтала стать кинозвездой Знакомые прочили ей блестящую карьеру на подиуме или в театре – с такой внешностью девушка могла покорить любые подмостки. Ее красивое лицо было обрамлено

Добавить комментарий