В июле 1994 года главной криминальной новостью для Алтайского края стало страшное преступление в рубцовской колонии УБ 14/9

В июле 1994 года главной криминальной новостью для Алтайского края стало страшное преступление в рубцовской колонии УБ 14/9 Тогда 23-летний Александр Маслич и 25-летний Алексей Голузов,

Тогда 23-летний Александр Маслич и 25-летний Алексей Голузов, отбывавшие наказание за серию тяжких преступлений, совершили акт каннибализма над своим соседом по камере, 23-летним Алексеем Дзюбой.Задушив сокамерника удавкой, они освежевали труп: извлекли сердце, печень и отрезали два куска мяса от ягодицы. Человечину сварили, съели мясо и выпили бульон. Начальник столовой позже показал, что подсудимые до совершения этого дикого преступления голодными не были. Сами же людоеды признались, что им не нравились строгости режима содержания в колонии и они искали повод прокатиться за новыми впечатлениями в Москву на экспертизу за казенный счет.
Кстати, решение съесть первого оказавшегося в камере новичка принимали Маслич, Голузов и… Дзюба. Но первые двое решили больше никого не ждать… А потом Маслич отличился опять — пока шло следствие, он убил еще одного сокамерника, не пожелавшего отдавать карточный долг.
Судьба свела их во второй камере ШИЗО. В этой внутренней тюрьме для зеков сидели за нарушение режима. Все трое практически ровесники. Александр Маслич в свои двадцать три уже четыре раза был судим грабежи и угоны. Алексей Голузов на два года постарше, а судимостей на одну меньше, все по кражам и грабежам. У третьего сокамерника, Алексея Дзюбы, в двадцать три вторая судимость и тот же набор грабеж, кража, угон. Правда, Маслич был единственным среди них, имеющим статью за убийство, уже в зоне задушил заключенного из-за «возникших неприязненных отношений».
Распорядок в ШИЗО спланирован и утвержден на века: подъем отбой, да прием пищи. В промежутках скучно. Можно спать. А можно и просто, одурев от ничегонеделания, чесать языки. Несмотря на меньший опыт «отсидок», самым заводным в компании оказался Дзюба: по вечерам страшилки рассказывал, да фантазировал. Дескать, неплохо бы посмотреть на мир. Безотказный способ перевода в другую колонию убийство. За заключенного, как правило, много не дают всегда можно сослаться на «самооборону», договорившись с группой свидетелей.
Дзюбе долго не пришлось уговаривать корешей убить так убить, чего же проще! Тем более, что Маслич специалист. Придумали задушить первого, кого подсадят к ним в камеру.
Новый сотоварищ оказался идеальным кандидатом. Во-первых, Л. был на десяток лет старше заговорщиков, во-вторых, дружелюбием не отличался. Ночью, когда контролер прикорнул на посту, Маслич и Дзюба накинулись на жертву. Но то ли Л. оказался посильнее, то ли поопытнее ему удалось освободиться. Отделался синяками. На следующее утро, подыскав предлог, Л. перевелся в другую камеру.
Троица затаилась в ожидании новой жертвы. Как-то вечером Дзюба предложил:
— А что если нам человечинки попробовать Людоедов обязательно на экспертизу в Москву отправят покатаемся. А если повезет под придурков закосим!
Идея понравилась. Маслич припомнил, как еще маленьким слышал несколько историй, когда закрывали кафе и рестораны из-за того, что там якобы обнаруживали пирожки с человечиной. Саше тогда хотелось попробовать, как это все на вкус Голузов, по природе своей более инертный он и выглядел недоразвитей всех к предложению отнесся без эмоций. Но ему тоже хотелось в Москву
Маслич чертил по вечерам на куске картона: «Хочется съесть кого-нибудь». Эта записка потом попадет в дело
Но больше в камеру никого не подсаживали. И однажды, когда Дзюба отправился спать, его сотоварищей осенила идея: убить и съесть самого инициатора Дзюбу. Практически в тот же вечер Маслич выработал план как всегда, сопровождая мысли рисунками: на карточке появился маленький расчлененный человечек и бачок для питьевой воды, водруженный на огонь.
«Жертвоприношение» было намечено на ближайшую ночь. Но сорвалось: по коридору почти до утра заключенных водили в душ. Дверь же в камеру, в которой сидели эти трое, была сетчатая чтобы легко наблюдать за происходящим внутри.
Но следующий день выдался на редкость спокойным. Контролер отправился на пост, соседи в камерах угомонились, а Дзюба на удивление быстро заснул. Маслич и Голузов дождались до полуночи и приступили.
Перед тем, как задушить, Дзюбу из каких-то соображений разбудили. Маслич накинул жертве тесемку на шею, а послушный Голузов ухватил за ноги. Дзюба даже не сопротивлялся
Потом приступили к разделке тела обломками от безопасной бритвы. Легкое Масличу показалось темным и малоаппетитным, и он выбросил «требуху» в унитаз, куда перед этим вылили кровь жертвы
Бачок для воды укрепили над унитазом, развели костер из одеяла и брюк Дзюбы
Как можно сварить мясо в камере с сетчатой дверью, чтобы контролер в трех метрах ничего не учуял Сотрудники следственных органов утверждают: именно сетчатая дверь и сыграла свою роль дело происходило летом, на окнах только решетки без стекол, и дым из камеры выдувало сквозняком в окно.
Заключенные из соседних камер потом рассказывали, что в «двойке» всю ночь пели песню «Белый лебедь на пруду» и смеялись.
В 6.15 утра патруль начал обход.
— Эй, гражданин начальник! Сначала к нам подойдите, закричал Маслич. Мы Дзюбу съели! По-настоящему!
В изоляторе, в ожидании суда, Маслич задушил еще одного сокамерника, который проиграл ему в карты, а отдать не смог.
На скамье подсудимых людоеды выглядели не страшными: ни дать, ни взять трудные подростки. Судья думал 5 дней. Чтение приговора заняло 45 минут. Суд приговорил Голузова к 15 годам. Маслича к смертной казни.

0 thoughts on “В июле 1994 года главной криминальной новостью для Алтайского края стало страшное преступление в рубцовской колонии УБ 14/9

Добавить комментарий