В конце зимы 1943-1944 годов немецкое оккупационное командование решило использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 в качестве доноров крови для раненых немецких солдат

В конце зимы 1943-1944 годов немецкое оккупационное командование решило использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 в качестве доноров крови для раненых немецких солдат Подпольная

Подпольная группа, которой руководил директор детского дома, решила не допустить этого. Сначала удалось убедить немецкие власти, что голодные и больные дети не смогут давать кровь и следует их отправить в деревню для подкормки. Дети и сотрудники детского дома были переведены в деревню Бельчицы, в которой находился сильный немецкий гарнизон.После тщательной подготовки в ночь с 18 на 19 февраля 1944 года из села тайком вышло 154 воспитанника возрастом от 3 до 14 лет и 38 работников детского дома, а также члены подпольной группы «Бесстрашные» и их семьи. Всех успешно удалось перевести в глубь партизанской зоны.
Следующим этапом операции стала эвакуация детей за линию фронта на советскую территорию. Немецкое командование развернуло усиленную борьбу с партизанскими отрядами и нахождение детей на партизанских территориях стало небезопасным.
Командующий 1-м Прибалтийским фронтом И. Х. Баграмян, в зоне действия которого находилась эта местность распорядился силами 3-й воздушной армии вывести детей. В ходе операции на советскую территорию было вывезено более 200 детей и 314 раненых партизана, а партизаны получили более 90 тонн боеприпасов и грузов. Детали операции были засняты специальными группами кинооператоров, отправленных к партизанам.
Александр Мамкин в ночь с 10 на 11 апреля 1944 года в девятый раз прилетел за детьми. В качестве аэродрома использовалось озеро Вечелье, однако весенний лёд становился непрочным и пришлось ускорить эвакуацию.
В ту ночь в Р-5 Мамкина удалось вместить 10 детей, их воспитательницу Валентину Латко и двух взрослых раненых партизан. Однако на обратном пути на подлёте к линии фронта самолёт был атакован немецким ночным истребителем и был подбит.
Линию фронта лётчик пересёк уже на горящем самолёте. По инструкции он должен был набрать высоту и выпрыгнуть с парашютом, но, имея живых людей на борту, не сделал этого. От загоревшегося мотора пламя добралось до кабины пилота. Горела одежда, горел шлемофон, плавились лётные очки. Ноги Александра обуглились до костей, но он продолжал полёт, пока не нашёл подходящую площадку на берегу озера недалеко от расположения советских частей. К тому времени прогорела даже перегородка, отделяющая кабину пилота от пассажиров, и на некоторых детях начала тлеть одежда.
Александр Мамкин выбрался из кабины сам, но передвигаться сам уже не мог. Прежде чем потерять сознание, он задал единственный вопрос: «Дети живы». Подоспевшие солдаты немедленно переправили Александра в госпиталь, но ожоги были слишком обширны и сильны. Через шесть дней, 17 апреля 1944 года он скончался. Все пассажиры самолёта спаслись.
Из архивной справки Центрального архива города Подольска:
«В донесении командира первой транспортно-бомбардировочной авиаэскадрильи 105 ОГАП ГВФ командиру о боевой работе за апрель 1944г. в разделе «боевые потери» указано: «В ночь с 10 на 11 апреля самолёт Р-5 02-03, пилотируемый гвардии лейтенантом Мамкиным, при возвращении на базу с партизанской площадки Вечелье, не долетая линии фронта, был подбит зенитным огнём противника, от чего загорелся в воздухе. На горящем самолете, сгорая заживо, летчик Мамкин произвел посадку на берегу озера Болныря. В результате чего были спасены 10 детей, 2 раненых партизана и воспитательница».
В статье «Подвиг Александра Мамкина», написанной Людмилой Жуковой, дочерью однополчанина Александра Петровича Мамкина, есть такие строки: «Медики не могли объяснить, как мог управлять полётом и посадкой тяжелораненый человек в пылающей кабине, с вплавившимися в лицо очками-«консервами». Каким чудом выбрался из кабины и шагнул к пассажирской — на обгорелых до косточек ногах»
Александр Мамкин был похоронен в деревне Маклок рядом с городом Велиж Смоленской области.
В 1970-е годы его торжественно перезахоронили на воинском мемориальном кладбище «Лидова гора».

В конце зимы 1943-1944 годов немецкое оккупационное командование решило использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 в качестве доноров крови для раненых немецких солдат Подпольная

В конце зимы 1943-1944 годов немецкое оккупационное командование решило использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 в качестве доноров крови для раненых немецких солдат Подпольная

В конце зимы 1943-1944 годов немецкое оккупационное командование решило использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 в качестве доноров крови для раненых немецких солдат Подпольная

0 thoughts on “В конце зимы 1943-1944 годов немецкое оккупационное командование решило использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 в качестве доноров крови для раненых немецких солдат

Добавить комментарий