Я однажды был на ДТП.

Я однажды был на ДТП. Видя мозги на асфальте, аппетитно рассказывал своим верным фельдшерам бригады, какая вкусная вещь – мозги в кляре с панировкой из белых сухарей. – …только их сначала надо

Видя мозги на асфальте, аппетитно рассказывал своим верным фельдшерам бригады, какая вкусная вещь – мозги в кляре с панировкой из белых сухарей. – …только их сначала надо отчистить от мозговых оболочек, пассеровать 5 минут, а потом сдобрить сухим базиликом, смочить в кляре, обвалять в панировке и жарить на фритюре минут 5–7.
Фельдшера глотали слюни, а ЭМЧЕЭСники были в ***е от наших разговоров.
* * *
Если возникают вопросы на тему: «Как уследить» – вы хреновая мать. Если ваш ребенок обварился кипятком – вы хреновая мать.
Если ваш ребенок наелся таблеток или порошка – вы хреновая мать. Работу детского звена медицины можно было бы сократить в десятки раз, если бы люди банально выполняли свои родительские обязанности. Сидишь в декрете – смотришь за ребенком. Да, круглосуточно. И даже из туалета. А не можешь – не рожаешь. В этом нет необходимости.
Планета перенаселена, а сверхценность вашей ДНК – иллюзия.
* * *
К нам в гинекологию привезли по скорой тетку с кровотечением. Нужно было выскабливание, вызвали анестезиолога. Она всем перед операцией говорит, типа: «Я в Прибалтике всю жизнь прожила, я человек небедный, всех отблагодарю». Причем у тети никто ничего не спрашивал, за язык ее никто не тянул. Мы бы свою работу и так сделали, и без ее обещаний. В общем, анестезиологу тетя пообещала путевку в санаторий к морю, а нам – картины ручной работы из янтаря. Все плакалась, чтоб ей жизнь только спасли. А через двое суток я пришла на дежурство, и тетя эта даже со мной не поздоровалась. А бедный анестезиолог прям обгорел на солнце на песочке Балтийского моря.
Конечно, было все понятно, и так никто не ждал ничего, но зачем люди так себя позорят
* * *
Недавно привезли к нам в реанимацию девчонку, 16 лет, неразделенная любовь, суицид, все как обычно.
Съела 100 таблеток септефрила. Промыли все что можно, она расчехлилась и пожаловалась на боль в горле, видимо, натерли зондом.
Пообщалась она с мамой, та ей тот же септефрил притащила… «от боли в горле».
* * *
Коммуналка. Две ненавистные друг другу соседки. Обеим уже хорошо за 50. Пакостили они взаимно, но помаленьку. Одна в кипятившееся белье грязь со штиблет соскребет. Другая перец в суп насыпет. Короче, взаимная «любовь». Скорую вызвали милиционеры, приехавшие на крики пострадавшей. Марьиванна с утреца борщик поставила варить. Клара Захарна еще не забыла историю с бельем. Пробралась на кухню и навалила в борщик гуталина. Марьиванна пришла на кухню и, попробовав супчик, взревела аки бизон. Схватила первое попавшееся под руку (терку) и побежала мстить. Милиционеры (тогда еще) застали следующую картину. Марьиванна, сидящая на дико вопящей Кларезахарне, в мясо натерла жопу обидчице.
Так закончилась их «любовь» кровавой бойней и натертой жопой.
* * *
В феврале довелось мне рожать в ГКБ 20 им. Ерамишанцева. Роддом был только-только после ремонта. Я до сих пор молюсь, что судьба привела меня в руки именно этих врачей, так как роды были сложные – 42-я неделя, двойное обвитие, еле-еле заставили сынишку родиться. Врачи чудесные, медсестры к каждому с душой, в помещениях чистота. Что еще нужно людям Я далека от медицины, даже за жизнь свою ни разу не лежала в стационаре, но мне адски противно читать отзывы других рожениц, по срокам рожавших примерно вместе со мной.
1. Медсестру ждала минут 10! Как долго! Она еще и градусник забрать забыла! – в ресторане мы ждем сомнительную пищу часами, еще и платим за это убожество. Хотя там нет посетителей с приступами и внезапными кровотечениями. И официанты не работают сутками, перебиваясь коротким сном на коридорной кушетке. А еще им дают чаевые, иначе дурной тон.
2. Еда отвратительная! – опять же, милая, ты не в ресторане. У больниц свое меню, как и в детском саду, как в армии. Даже наука есть такая – диетология. Жареную картошку с салом дома жрать будешь, а потом коликами мучиться. И если уж хочется изысков – передачки из дома никто не запрещает.
3. Мне сделали эпизио! Варвары, им лишь бы побыстрее! Я бы и сама ко-ко-ко! – об угрозе для малыша она не думает, она за дырку свою печется. Ничего, заживет, и муж привыкнет.
4. Отца не впустили в обычную палату! – надо было платную брать. И вряд ли бледная, полуголая растрепанная соседка была бы рада, если бы в палате устраивали тусовки посторонние дяди.
5. Врач во время родов был груб со мной! – своими ушами слышала, как тот же врач, который держал меня за руку, и улыбаясь подбадривал, в соседнем блоке ревел как раненый бизон: «Тужься, дура, тебе второго еще рожать, о ребенке подумай, эгоистка!» Девушка рожала близнецов. После рождения первого разрыдалась «Я больше не могуу, мне бо-о-ольно, я уста-а-ла»! И скажите, разве доктор неправ в своих определениях
А еще холодильник далеко от палаты, душевых мало и т. д.
Мамочки, милые. Курорт – он не в роддоме. Скажите спасибо тем людям в белых халатах, которые помогли родиться на свет вашим крохам. Научитесь ценить труд и доброту каждого, кто работает в этих стенах. И поймите же вы, что вы пациенты, а не клиенты пансионата.
* * *
Работаю в частном медицинском центре для детей. Наши овуляши более вы***стые, но хорошо за это платят, не забивают на назначения – в общем, молодцы. Очередей у нас не бывает, во-первых, не так много желающих хорошо платить за прием, во-вторых, запись каждые 30 минут. С 7.30 до 8.30 у нас час пик, все хотят успеть забежать к врачу перед школой.
На взятие крови записаны две мамы. Первая, с девочкой 4 лет, записана на 8.00, вторая, с мальчиком, 13 лет, записана на 8.30.
Так как первый пациент записан на 8.00, кабинет открывается в 7.50. Мамочки пришли в 7.40 и началось. Вторая начала говорить, что она пойдет вперед, так как «нам еще нужно успеть в школу». Вторая мама адекватно объяснила, что она записана на 8.00 и пойдет в это время и вообще у нее дома еще один ребенок и ей нужно вернуться домой, пока муж на работу не ушел. Мать тринадцатилетнего побежала к администратору, где ей объяснили, что она пойдет второй. Но на взятие крови не нужно 30 минут, поэтому скорее всего она пройдет в 8.00 – 8.10. Разъяренная мамаша вернулась к кабинету и, увидев, что прием начнется через несколько минут, попыталась запугать чужого ребенка. Сказала 4-летней девочке, что из нее шприцем «высосут всю кровь». У ребенка истерика, а мадам пытается прошмыгнуть в кабинет, но ее останавливает первая мать зонтиком по башке. Начинается драка, на момент приезда полиции обе мамы стояли в кабинете детского хирурга-ортопеда и требовали снять побои. Никто никуда не успел, ушли они от нас почти в 11… Вот такой «мортал комбат».
* * *
Я акушерка. Шестилетний сын уже год как решил стать анестезиологом-реаниматологом – увлеченно «интубирует» мягкие игрушки и отрабатывает на кукле младшей сестры СЛР. В общем, в доктора играет. Так вот в одном из моментов игры высказался:
– Врач должен все время учиться, хорошо видеть и беречь свое здоровье… (пауза)… от пациентов!
* * *
Прием вызова занимает ничтожно мало времени. А вот ошибочное решение диспетчера, вызванное неполной или неверной информацией, нередко становится фатальным. Представьте: свободны две бригады – врачебная и фельдшерская. Поступают два вызова – ДТП («скорее приезжайте, тут человеку ногу оторвало!») и «плохо, причина неизвестна» («да не знаю что плохо, приезжайте и сами смотрите!»).
Естественно, врачебная на ДТП, фельдшерская на «плохо». На ДТП – перелом фаланги пальца, на «плохо» – инфаркт с отеком легких, а фельдшер работает один и оказать всю помощь своевременно в полном объеме банально не может физически.
Фельдшерская зовет на помощь, но свободных бригад нет, а врачебная теряет время с долб***ом, которому не с кем машину разбитую оставить, с «гаишниками потрындеть срочно надо и вообще». В результате врачебная, потеряв целый час, сдает в травмпункт ничтожную травму.
И, наконец-то освободившись, едет в помощь фельдшерской, поспев к окончанию реанимационных мероприятий. Ведь из-за тупых кретинов, не ответивших нормально на вопросы диспетчера, умер человек.
* * *
Хорошо быть маленькой, худенькой, заплетать две косички «колоском», хлопать глазками и мило улыбаться. И тогда, когда никто не ожидает, применять навыки вечерних занятий по боксу и самбо.
Привезли жулика в больницу, конвой – три толстяка, недовольны, что со злом придется в больничке маяться. Пока оформляли документы, слышу, что все затихли, ну думаю, достал он выеживаться, вот и вырубили его. Не тут-то было! Ржет!
Захожу в палату, слышу, как он говорит санитарке:
– Я тут насрал, а ты убирать будешь, – и поганенько так лыбится.
Слегка офигеваю, так как посреди койки действительно куча. Конвой молчит. Говорю:
– Ты щас это жрать будешь, и тебе это будет нравиться. Ржет.
Удар по морде. Зло оказывается ровнехонько носом в дерьме, конвой мило отводит глаза, санитарка благодарно улыбается, прибежавшая на шум медсестра спрашивает, хочет ли жулик добавки, а док интересуется чем ему заниматься: пулевыми ранениями, выбитой челюстью или жопой страдальца.
* * *
В 80-х годах работала в хирургическом приемнике. Поступает амбал 1.90 роста и веса полтора центнера с разбитой башкой. Приходит нейрохирург и начинает собирать анамнез, а в процессе неврологическим молоточком перед его глазами водит, по коленкам и предплечьям постукивает. Уж не знаю, что этому амбалу в башку взбрело, только кинулся он на доктора, повалил и под себя подмял, одни ноги из-под амбала торчат. Сказать, что я перепугалась – не сказать ничего, охраны в те годы никакой не было, во мне 50 килограммов. Позвонила я скорей в отделение с криком «наших бьют» и, пока врачи бежали бегом с седьмого этажа, подскочила я к амбалу и что было сил дернула за ногу. Амбал дернулся и затих, а я чувствую, что его нога с ботинком из штанины выходит и у меня в руках остается. Стою ни жива ни мертва, вниз боюсь посмотреть, тут хирурги прибежали и на вопрос, что происходит, получили ответ:
– Я ногу мужику оторвала.
Протез оказался.
Мужика в обезьянник, нейрохирурга на больничный, а меня два часа чаем отпаивали. Зато потом, если какой-нибудь буян поступал, хирурги ему говорили:
– Ты здесь не очень-то, а то сейчас Наташку позовем, она тебе живо ноги повыдергивает.
* * *
У родителей был мальчик лет 5–6, очень нервный. И когда ему в чем-то отказывали, он падал, бился в истерике и на высоте истерики обсирался. Причем делал это регулярно, где угодно – дома, на улице, в магазине. Мать его таскала по врачам, лечила. И вот однажды приходит домой и слышит истерику в ванной, заглядывает, а там отец мажет говном лицо и голову сыну! На жену глянул:
– Выйди немедленно!
Потом надел сыну на голову обосранные трусы и сказал:
– Мойся и стирай трусы. Пока не сделаешь – не выйдешь! Я проверю!
И жену в ванную не пустил. Что бы вы думали Больше – ни разу! Вылечил папа!
А врачи не смогли!
* * *

0 thoughts on “Я однажды был на ДТП.

Добавить комментарий